Президент Ингушетии: «братва рвется к власти»

Обстановку в Ингушетии в настоящее время нельзя назвать ни военной, ни мирной, признал президент республики Юнус-Бек Евкуров в интервью изданию «Время новостей». По его словам, в регионе «происходит работа по стабилизации обстановки», которая осложняется отсутствием четких задач и координированной деятельности правоохранительных органов.

«Когда происходят террористические акты, когда работает бандподполье, мне сложно оправдать деятельность властей. Если бы были нормально сформулированы задачи и спланирована деятельность правоохранительных органов, таких вещей, наверное, не было бы», — заявил Евкуров.

Причем, как отметил глава республики, так называемых «лесных» боевиков в Ингушетии осталось мало, так как бандподполье распространилось на города и села, оказавшись среди большинства, проникнув «во властные структуры, в правоохранительные органы, в государственные учреждения», передает ИТАР-ТАСС.

«Он с тобой пьет чай, а ты и не поймешь, что у него на уме. А ночью у него своя задача. Его нельзя отличить от окружающих. Если лесного можно опознать, даже если он выйдет из леса и показался в обществе, тем более когда он араб или наемник какой-нибудь, то здесь почти невозможно», — подчеркнул Евкуров.

По официальной статистике, на данный момент в лесах действуют около 150 боевиков, однако глава региона считает, что к рангу бандитов следует приравнять и их пособников, так как они предоставляют террористам опору и поддержку. «Даже если ты чай ему налил, ты уже бандит. Ты хуже бандита, потому что ты даешь ему силы, возможности, надежду, что он может к тебе прийти», — подчеркнул президент.

Между тем, по словам Евкурова, около 30% людей, которые были захвачены или уничтожены правоохранительными органами, оказываются на деле невиновными: их либо оговорили, либо они заслуживали более мягкого наказания. «Мы сталкиваемся с тем, что подчас суды дают слишком большие сроки, а следователи слишком жестко относятся. Но когда оперативник работает, он хочет по горячим следам получить как можно больше информации», — попытался оправдать действия милиции глава республики.

Он также отметил, что ведется работа по сокращению этого числа, причем в этих процессах он лично принимает участие. Проводятся профилактические беседы с родственниками задержанных или убитых террористов, чтобы они не последовали примеру своих близких.

Президент Ингушетии отметил также, что случаями необоснованного насилия пользуются порой и боевики, чтобы завербовать в свои ряды новобранцев. «Те, кого сейчас родственники ко мне приводят впервые, — бледные, они дрожат, они боятся, что их повезут в Осетию, в Чечню, в Кабардино-Балкарию, что там над ними будут издеваться. Это психологический фактор, который мы должны перебороть. День за днем доказывать, что это не так», — отметил Евкуров.

Те, кто сдаются добровольно, получают работу, например, на стройке. Работу в милиции, как это было в Чечне, такие люди могут получить только по рекомендации начальника ГОВД или РОВД. Однако в перспективе Евкуров намерен добиться того, чтобы ингушская милиция состояла из местного населения, однако пока это невозможно.

Евркуров намерен руководствоваться главным принципом ВДВ

Между тем работать над стабилизацией должны, прежде всего, «местные силы, местная милиция», а федеральные силы могут оказывать помощь. «Сегодня, к сожалению, у нас первую скрипку играют все-таки федералы. УФСБ по Республике Ингушетия работает. По линии МВД надо дать больше самостоятельности нашей милиции», — считает глава республики.

Местная милиция, по мнению Евкурова, должна активно сотрудничать с чеченской, дагестанской, кабардино-балкарской, северо-осетинской милицией. «Сама машина МВД на Северном Кавказе должна быть внутренне единой», — добавил он.

Чтобы обеспечить ответственную и эффективную работу местной милиции, ей нужно обеспечить достойные условия жизни: «Надо дать возможность работать. Дать зарплату. Оценить постоянное нахождение милиционеров в условиях риска для жизни». Глава республики отметил, что «задачи поставлены и по повышению зарплат, и по обеспечению жильем, и по организации отдыха детей».

Глава республики отметил, что в Ингушетии при 510 тысячах населения более 500 милиционеров погибли при исполнении, около десяти тысяч ранены, многие остались инвалидами. Компенсации, которые решено выплачивать пострадавшим и семьям погибших, «влияют на морально-психологическое состояние личного состава», считает Евкуров.

Сейчас более 70% школьников в Ингушетии хотят работать в милиции, подчеркнул президент республики. Он уверен, что в этом желании больше «идейных соображений: если не мы, то кто?». Девизом работы в направлении стабилизации Евкуров намерен сделать девиз ВДВ «Никто, кроме нас».

«Я сам десантник. Я всегда говорю: никто, ребята, кроме нас. Никто за нас здесь порядок наводить не будет», — заявил Евкуров.

По его мнению, в каждом классе рядом с портретами Ньютона и других ученых должны висеть портреты милиционеров из бывших учеников этих школ, чтобы детям было, на кого равняться. А на уроках мужества, которые, по мнению главы республики, стоит проводить, нужно рассказывать не столько про великих героев, сколько про таких же ребят, как они, которые пошли потом в милиционеры.

Дела против коррупционеров не передают в суды, «потому что всех оправдывают»

По мнению Евкурова, суды в республике выносят неадекватные приговоры по коррупционным делам, что сводит эффективность борьбы с этой проблемой на нет. «Те коррупционеры, против которых были возбуждены уголовные дела, не наказаны. Они вышли на свободу, заплатив смехотворные штрафы. Как можно человека, укравшего 130 млн, оштрафовать на 50 тысяч рублей и выпустить?» — задается вопросом глава республики в интервью газете «Московский комсомолец».

Как отметил глава республики, в Следственном комитете приостановлена передача дел в суд, так как правоохранители боятся, что всех оправдают, передает «Интерфакс». «В Следственном комитете накапливаются дела, прокуратура требует передачи, а передавать боимся. Потому что всех оправдывают. По бывшему министру спорта обжаловали решение в Верховном суде РФ — все, оправдали. Не знаю почему», — сказал президент республики.

«Я задаю вопрос: если в Ингушетии судьи отказываются судить бандитов, опасаясь, что их убьют, но при этом рьяно берутся за коррупционные дела, потому что там есть доход, и освобождают коррупционеров, то зачем нужны такие судьи? Я прошу прислать комиссию, я прошу заменить председателя Верховного суда, который не в состоянии исполнять свои обязанности», — заявил Евкуров.

Братва рвется к власти

Напомним, что сегодня утром в Назрани сегодня утром в Назрани у здания Министерство внутренних дел Ингушетии, неизвестное лицо привело в действие взрывное устройство, которое было прикреплено под днищем служебного автомобиля марки «ВАЗ-2131» и.о. заместителя министра внутренних дел по тылу Беслана Шадиева.

В результате водитель-милиционер Адам Аушев, а также трое сотрудников милиции, находившиеся рядом с местом происшествия, получили ранения средней степени тяжести и доставлены в Ингушскую республиканскую клиническую больницу.

В настоящее время проводятся следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего.