Палестинец отменил главное достижение Москвы

В мае при участии чиновников администрации президента и МИД России в Подмосковье состоялись переговоры представителей большинства палестинских организаций, в том числе ХАМАСа и ФАТХа.

«Проведение такой встречи в российской столице является очевидным успехом российской ближневосточной дипломатии, — заявил тогда ИА Интерфакс источник, причастный к переговорам. — Фактически Россия впервые за многие годы реально перехватывает у партнеров инициативу в ближневосточном урегулировании». Второе достижение этой встречи было обозначено 23 мая тем же информагентством: «В Москве палестинцы сумели договориться о том, что муниципальные выборы в секторе Газа и на Западном берегу пройдут уже в октябре текущего года». «Мы приветствуем достигнутое согласие о проведении в октябре сего года муниципальных выборов — и на Западном берегу, и в Газе», — подчеркнул глава МИД Сергей Лавров на встрече с членами палестинских делегаций.

Однако, как показали события 19-21 августа, россияне явно поспешили с заявлениями о том, что им удалось перехватить «у партнеров инициативу в ближневосточном урегулировании». Когда у ХАМАСа, который был представлен в Москве заместителем главы Политбюро Мусой Абу-Марзуком, возникла необходимость в посреднике для согласования условий прекращения огня с Израилем, он обратился к новому руководству Египта и спецпосланнику генсека ООН на Ближнем Востоке Роберту Сери, но отнюдь не к России.

А 22 августа председатель палестинской администрации Абу-Мазен (Махмуд Аббас) «аннулировал» и второе, пожалуй, главное достижение московских переговоров. Его канцелярия объявила о решении отсрочить на неопределенное время, т.е. фактически отменить муниципальные выборы, о проведении которых в октябре палестинцы договорились в российской столице.

Арафат. Выборы? Зачем вам выборы? (фото: Тамар Хаярдени)

Эпопея с этими выборами длится не первый год и является результатом непреодолимых противоречий между основными соперниками за влияние на палестинские массы — организациями ФАТХ и ХАМАС. Покойный Ясер Арафат, считая себя непререкаемым лидером, вообще был против всяких выборов. Это вызывало недовольство молодого и среднего поколений активистов ФАТХа. Они считали, что отказ от демократических принципов пожизненно гарантирует руководящие должности коррумпированным назначенцам Арафата — пожилым функционерам, вернувшимся с ним из Туниса в начале 90-х. Не сумев добиться проведения выборов в партийные органы ФАТХа, молодые активисты, выросшие «на улице», а потому имевшие реальное влияние на местах, настояли на проведении муниципальных выборов. Они рассчитывали, что им удастся занять ключевые позиции во многих городах, и, как следствие, отодвинуть на второй план «стариков» в иерархии партии власти. В итоге муниципальные выборы прошли в несколько этапов в 2004-2005 годах. На фоне беспрерывных «разборок» внутри ФАТХа ХАМАС сумел добиться впечатляющих результатов, что стало для него генеральной репетицией перед парламентскими выборами 2006 года. Активистов же ФАТХа исход муниципальных выборов поверг в шоковое состояние. Впервые абсолютно демократическим способом исламисты поставили под сомнение их исключительное положение в национальном движении. Последовавшие затем парламентские выборы, победу на которых одержал ХАМАС, и захват власти исламистами в секторе Газа обострили до предела давние противоречия.

С тех пор палестинская администрация, во главе с Абу-Мазеном, всячески уклонялась от проведения очередных муниципальных выборов. Руководство ФАТХа скорее использовало этот вопрос в декларативных целях, дабы напомнить о своих притязаниях на сектор Газа. Так, правительство Рамаллы не раз назначало сроки проведения муниципальных выборов в 2009 и 2010 годах, но каждый раз настаивало, что они должны состояться, как в Самарии и Иудее, так и в секторе Газа. Против этого, естественно, выступал ХАМАС, указывая на то, что сроки полномочий самого Абу-Мазена, как и его парламента, истекли в 2009-2010 годах. А потому все их решения носят нелегитимный характер и не обязывают правительство Газы. В свою очередь, ФАТХ, сталкиваясь с таким препятствием, каждый раз переносил голосование на «неопределенный срок».

Абу-Мазена и его окружение такая ситуация вполне устраивала. Ведь проведение выборов без ХАМАСа грозило низкой явкой избирателей и фактически делегитимацией процесса голосования, но а его участие могло еще сильнее продемонстрировать возросшую популярность исламистов и слабость ФАТХа.

Но, наконец, в феврале текущего года, на фоне народных волнений в Египте, правительство Рамаллы вроде бы осознало опасность игр в «управляемую демократию». Было объявлено, что муниципальные выборы состоятся в самое ближайшее время. А затем даже назначили дата — 9 июля. И хотя ХАМАС вновь выступил против этой инициативы, три месяца спустя он подписал с ФАТХом Каирское соглашение о межпалестинском примирении. Предполагалось, что по мере выполнения условий этого договора будут сняты препятствия для проведения всеобщих муниципальных выборов. Тем более, в конце мая в Москве даже были объявлены конкретные сроки.

Абу-Мазен и Владимир Путин (gettyImages)

Но готовность давних соперников к примирению оказалась явно показной. Она, во-первых, была вызвана тем, что вследствие «арабской весны» ФАТХ остался без своего покровителя в лице режима Мубарака, а ХАМАС лишился поддержки Дамаска и Тегерана. На фоне региональных катаклизмов палестинцы особенно нуждались в международной поддержке. А кроме того, их объединяет желание усилить давление на Израиль путем вынесения на голосование в ООН вопроса о создании собственного государства. Для этого же требовалось хотя бы временно продемонстрировать межпалестинское примирение. Однако на практике лидеры ФАТХа и ХАМАСа вовсе не собирались «объединяться». Для исламистов это означает отказаться от единоличной власти в секторе Газа, а для последователей Арафата — реальная угроза утратить позиции и на Западном берегу Иордана (а значит так же экономические ресурсы и личную безопасность). К тому же, с подписанием одного и даже десятка официальных бумаг они вряд ли смогут преодолеть многолетнюю вражду, тем более, отягощенную воспоминаниями о кровавых расправах над сотнями активистов ФАТХа во время захвата исламистами сектора Газа.

Поэтому неудивительно, что 14 августа один из спикеров ХАМАСа Сами Абу-Зухари обвинил Абу-Мазена в грубом нарушении каирских договоренностей, мотивируя это тем, что тот объявил о проведении муниципальных выборов в октябре (хотя на встрече в Москве представители ХАМАСа против этого не возражали). И уже 22 числа канцелярия главы палестинской администрации огласила его решение об «отсрочке» выборов.

Согласно официальной версии, переговоры в Москве преследовали целью закрепить результатыпереговоров в Каире. «В ходе визита (в Россию) были достигнуты договоренности о необходимости укрепления межпалестинского примирения, защиты Каирского соглашения от попыток его срыва», — констатировало 23 мая государственное информагентство РИА Новости. «Россия перехватывает у египтян инициативу в деле укрепления единства палестинцев», — уверенно заявил в тот же день информированный источник «Московских новостей». Но, видимо, и с этим «достижением» россияне немного поторопились, о чем свидетельствует продолжающаяся эпопея муниципальных выборов…