Политические игры в Кремле

В России идет политическая борьба за президентский пост.

На первый взгляд, это не кажется важным— в конце концов, даже в Северной Корее, обладающей одной из самых закрытых в мире политических систем, сейчас, по-видимому, идет политизированный процесс передачи власти. Однако это все-таки важно, по целым трем причинам.

Во-первых, хотя Северная Корея, безусловно, способна создать множество проблем – и зачастую серьезных — Соединенным Штатам и их азиатским союзникам, глобальным игроком ее назвать трудно. Напротив, то, что происходит на высших уровнях российской политики – а также то, как оно происходит, — может заметно сказаться на американских интересах в областях политики, экономики и безопасности по всему миру, в том числе – среди прочего — на будущем иранской ядерной программы, на эффективности операций США и НАТО в Афганистане и на ценах на нефть и бензин в самой Америке.

Во-вторых, тот факт, что в России явно идет своего рода президентская кампания, противоречит большей части того, что в Соединенных Штатах и на Западе было принято думать об этой стране с тех пор, как Дмитрий Медведев в 2008 году был выбран на пост президента. Когда президент Владимир Путин ушел в отставку и обеспечил Медведеву победу, большинство аналитиков решили, что этому предшествовала тайная договоренность между Путиным и Медведевым, которая позволит Путину управлять страной из-за кулис и сменить своего временного преемника при первой же возможности.

На самом деле, никто кроме Путина и Медведева, скорее всего, не знает и не узнает, была ли заключена между ними такая сделка. Однако даже если и была, то не верится, что они сейчас тщательно инсценируют разногласия, чтобы создать иллюзию конкуренции. Впрочем, даже если это так, то, что вначале было иллюзией, сейчас все сильнее напоминает реальность.

Список публичных столкновений президента и премьер-министра России становится все длиннее. Их недавние громкие разногласия по поводу операции США и НАТО в Ливии — лишь последний пункт этого списка. Они начали публично пикироваться – пусть по стандартам некоторых стран и весьма сдержано – вскоре после того, как Медведев стал президентом. Однажды, когда Путин заявил, что они с Медведевым «люди одной крови», Медведев парировал, что, чтобы это доказать, потребовался бы анализ крови.

Кроме того, поведение важнее слов, а и Путин, и Медведев ведут себя как люди, стремящиеся стоять во главе России. Медведев не только заявляет, что он хочет баллотироваться, но и предпринимает определенные шаги, чтобы усилить свои позиции. Возможно, самым важным из таких шагов была его попытка убрать правительственных чиновников из советов директоров принадлежащих государству компаний. В том числе, он заставил уйти с поста главы совета директоров нефтяного гиганта «Роснефть» вице-премьера Игоря Сечина. Предположительно Медведев был намерен продемонстрировать свою решимость в борьбе с коррупцией, четче проведя границу между государством и крупным бизнесом, и одновременно лишить ключевого союзника Путина доступа к деньгам и могуществу «Роснефти». Впрочем, Сечин, вероятно, сохранит изрядную долю своего влияния на компанию.

В целом сторонники и советники Путина и Медведева сейчас все более явным образом ведут борьбу за укрепление позиций своих кандидатов. Не все происходящее можно различить из-за границы, но нечто явно происходит. Когда политический консультант Глеб Павловский недавно лишился пропуска в Кремль, многие сочли это результатом его активной поддержки Медведева, советником которого он был не один год – еще тогда, когда Медведев возглавлял при Путине администрацию президента. Другой жертвой этой борьбы стал Константин Затулин, лишившийся места председателя парламентского комитета за публичную поддержку Путина.

Впрочем, сколь бы реальной ни была конкуренция между двумя лидерами, Путин по-прежнему намного влиятельнее Медведева, и, скорее всего, именно он будет определять, кто станет следующим президентом. Формально, по конституции, Медведев могущественнее Путина, однако практически он слабее в рамках неформальных отношений, на которых держится российская система. В результате он старается повлиять на выбор Путина, создавая впечатление, что он готов участвовать в гонке. Ключевой вопрос в том, сочтет ли Путин это блефом, и, если сочтет, насколько Медведев будет готов бросить ему вызов. Причем, так как этот вызов будет брошен из более слабой позиции, чтобы победить, Медведеву в таком случае придется пойти на смелые шаги. В связи с этим даже ходят слухи, что Медведев может попытаться отправить Путина в отставку с поста премьер-министра.

Путин, в свою очередь, должен решить, хочет ли он быть президентом, премьер-министром или кем-либо еще. Хотя СМИ любят делать из его недавних самоуверенных заявлений выводы о том, что он будет баллотироваться, многие из его шагов можно интерпретировать очень по-разному. Его странный призыв к созданию «народного фронта», прозвучавший на прошлой неделе, вполне может быть признанием того факта, что партия «Единая Россия» медленно приходит в упадок и попыткой расширить свою базу поддержки в преддверии политической кампании. (В России «коррективы» при подсчете голосов могут вноситься лишь в определенных пределах, поэтому поддержка избирателей имеет значение.) С другой стороны, возможно, он хочет гарантировать, что он сохранит после выборов достаточно политического влияния, чтобы выбрать и президента (Медведева), и – с помощью «Единой России» и ее союзников – премьер-министра (Сечина или еще кого-то), а самому уйти в комфортную и безопасную отставку.

Наконец, третья и последняя причина обратить внимание на конкуренцию между Путиным и Медведевым имеет в долговременной перспективе самое большое значение. Даже если выборы в России не будут демократическими, хоть какая-то конкуренция лучше, чем полное отсутствие конкуренции. Если российские элиты увидят, что предвыборная борьба не обязательно ведет к хаосу, ее масштаб и серьезность могут начать постепенно увеличиваться. В настоящий момент может казаться, что шансов на это немного, но в России случались и более странные вещи.

Сейчас же с учетом того, насколько все непонятно и как высоки ставки, Соединенным Штатам стоило бы обратить внимание на обоих членов тандема. Таким образом, на фоне давней дружбы администрации с Медведевым, приглашение посетить Вашингтон, которое Путин получил от вице-президента Джозефа Байдена, выглядит как попытка исправить отношения с российским премьер-министром, привыкшим слышать от представителей администрации менее приятные вещи. Возможно, администрация пытается подстраховаться на случай возвращения Путина во главу страны. Наличие диалога с обоими лидерами означает, что Вашингтон в любом случае будет – хотя бы на минимальном уровне – готов работать со следующим президентом.