Суп в кастрюльке прямо из Парижа

Президент России постоянно говорит, что поручил правительству то, другое, пятое, десятое… Раз президент говорит о правительстве, значит, оно существует. И глава правительства существует. И мы иногда можем в этом убедиться: он даёт интервью, публикует статьи.

В тот момент, когда пишется этот текст (17.00, вторник, 16 декабря), — доллар стоит около 80 рублей.

А накануне наш премьер-министр опубликовал большую и важную статью «Россия и Украина: жизнь по новым правилам». Там есть всё: и проценты безработицы, и цены на газ, и история, и культура; упомянуты Репин, Булгаков, Пушкин, Гоголь, Толстой…

Но мы понимаем: такая статья — плод коллективного творчества. Помощники и советники пишут, редактируют, вылизывают, согласовывают…

Гораздо ярче виден человек, когда он говорит без бумажки. И у народа только что была возможность оценить не спичрайтеров премьера, а его самого.

В минувшую среду наш премьер выступил в прямом эфире пяти телеканалов. Его спросили, в какой валюте он хранит свои сбережения.

МЕДВЕДЕВ. Я, естественно, храню свои деньги в рублях и зарплату получаю в рублях. И, как у всех наших граждан, естественно, изменение, ослабление курса рубля сказывается и на тех деньгах, на тех средствах, которые я получаю, это понятно. Так что в этом смысле мы все находимся в одной лодке.

Он не сказал, все ли сбережения хранит в рублях. Если не все, то ответ лукавый. Многие хранят сбережения в жёнах, в любовницах, в любовниках, в друзьях, а те в свою очередь в бриллиантах, офшорах, недвижимости…

Если все — то свидетельствует ли это о высоком интеллекте? Профессионально разбираясь в экономике, не предвидеть… Да и просто не видеть; никакого особого предвидения тут вовсе не надо.

Или он всё понимает и видит, но из патриотических чувств принципиально решил обеднеть вдвое. Удалось ли?

Уменьшилась ли охрана? Ухудшилось ли питание?

Он сказал «естественно, храню в рублях». Значит ли это, что все остальные способы неестественны?

Все эти уточняющие «экономические» вопросы заданы не были. Но есть вопросы человеческие. Он сказал: «Мы все находимся в одной лодке». Неужели?

Когда премьер-министр чувствует недомогание, разве он идёт в поликлинику? стоит в очередях? месяцами ждёт возможности пройти бесплатно УЗИ или томографию? Мы предполагаем, что скорее врачи стоят в очереди к нему.

Он живёт абсолютно недоступной для граждан жизнью. Он не видит нищих в подземных переходах, ибо не ходит. Он не видит их в метро, ибо не ездит. А если пойдёт или поедет, то предварительно, как мы знаем, будет зачистка. Ему всё равно, сколько стоит хлеб, потому что этого не знает даже его повар.

Мы уж не говорим о том, какие убытки он причинил, переводя часы и перекрашивая милицию в полицию. (В какую сумму обошлась бюджету бессмысленная смена вывесок на тысячах отделений МВД, переделка печатей, бланков, перекрашивание всех машин?)

Неужели он всерьёз сказал «мы все в одной лодке»? Тогда, как говорили у нас в школе: извини, подвинься.

Что значат его слова, что ослабление рубля сказывается «на тех деньгах, на тех средствах, которые я получаю»? Это пустой повтор? старание говорить «как настоящий ученый», а не как простой народ? Или он просто проговорился? Ведь кроме денег он действительно получает всякие средства: кортеж, охрана, самолеты… Он не платит за визы, за свет и воду, за конверты и марки… Вот разошлет ветеранам миллион поздравлений с Днем Победы, а заплатим за конверты и марки и за вложенные в конверт чудесные открытки, и за работу сочинителя поздравлений — мы. А он даже и подпись не поставит; она уже готова, синяя, чтобы наивный и подслеповатый ветеран думал, будто премьер лично, собственноручно расчеркнулся. (Помните в «Золотом теленке» резиновые штемпеля: «Одобряю! Полыхаев», «Поздравляю! Полыхаев».)

Мы умеем изображать вежливость почти так же хорошо, как иные чиновники — честность. Мы не пишем грубых и уж тем более матерных слов. Мы просто задаём элементарные вопросы. Нами движет любопытство. И по Конституции право на любопытство у нас есть. Там это сформулировано так:

Глава 2, статья 29:

п. 1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

п. 4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Задавая вопросы, мы ищем (и хотелось бы получить) информацию.

Вот пример. Беседу с премьером передавали сразу пять телеканалов. Увеличили ли они в пять раз число зрителей? Или хоть вдвое? Все, кто хочет, — могли смотреть по «России 24». А кто не хочет — того не принудишь.

Зачем пять? Слова не становятся умнее от числа телекамер. Ломать расписание пяти каналов, зачем? Встреча длилась полтора часа, и, конечно, без рекламы. Значит, великие фильмы, презирая чувства зрителей, рвёте рекламой 5–6 раз; а речь чиновника — святое?

Можно предположить, что пять телеканалов были использованы для придания солидности, для престижа. Тогда лучше было бы сто.

Для истории? Но есть речи, которые остались в истории вообще без помощи телевидения. И не только императорские. Несколько речей, например, премьер-министра Черчилля, без всяких пропагандистских усилий отлились, можно сказать, в граните.

Медведев произнёс 12 тысяч слов. Мы процитировали лишь 48 (меньше полпроцента), но неужели кому-то мало? Хороший учёный-палеонтолог по одной косточке восстанавливает скелет доисторического ящера. Наш народ — хороший учёный; долго учили.

…Когда президент Путин говорит: «Я попрошу правительство…» (далее следует: «сделать», «поднять», «повысить», «предусмотреть», «расширить», «и ещё раз повысить») — к кому он обращается? Может быть, к самому себе?

Есть такие предметы (детский анекдот), что и подъёмным краном не поднимешь.

В минувшую субботу телеканал «Россия» решил, вероятно, добавить народу спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Показали эксклюзивное интервью премьера (чего не было на других каналах).

МЕДВЕДЕВ. У меня был день рождения. Я позвал, естественно, друзей и специально поставил задачу, чтобы на столе были все наши продукты, которые только можно себе представить. И, вы знаете, очень хорошо получилось. Там действительно был и сыр наш очень хорошего качества, причём именно вот, так сказать, такого кавказского направления, более, может быть, необычного для нашего стола. Было мясо, которое производится уже нашими животноводами, брянское. Очень высокого уровня мясо. Наконец, были мидии, которые выращиваются в Чёрном море, которые, на мой взгляд, не боюсь сделать рекламу, лучше средиземноморских, потому что они, естественно, более свежие, ну и более вкусные. Это кавказские наши мидии, которые выращиваются в Чёрном море, да.

Обратили внимание на выражение «Я поставил задачу»? (Не в магазин пошёл.) Какие еще этот человек ставит задачи? Купить отечественную ракетку для бадминтона? купить отечественный айфон? Ох, вряд ли.

Может, он и пытается поставить задачу укрепить рубль, но — вот незадача — задача эта не хочет стоять, падает.

Обратили внимание на утверждение, что «кавказские мидии свежее»? Что означают эти слова?

Во-первых, спецрейс (и хорошо, если не сверхзвуковой истребитель).

Во-вторых, до эмбарго, очевидно, не ставил задачу, скромно ел средиземноморские устрицы. Продолжительность полета отличается на один час. Чтобы понять, какие свежее, надо иметь очень тонкий вкус и очень большой опыт. Но не в управлении государством.

Поскольку премьер в своей большой статье упоминает русских классиков, мы тоже позволим себе сослаться на них.

ХЛЕСТАКОВ (которого в городишке принимали за очень важного чиновника).Суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа! Откроют крышку — пар, которому подобного нельзя отыскать в природе!!!

Телекорреспонденту явно не хотелось кончить мидиями и другими домашними радостями. Разговор повернулся к народу.

БРИЛЁВ. А супруга, близкие не жалуются на подорожание цен?

МЕДВЕДЕВ. Серёжа, вряд ли кому нравится то, что цены в магазинах растут, чего там скрывать, и это никого не радует. Совершенно очевидно, что изменение курса для обычных потребителей — это всегда плохо. (А для необычных хоть бы хрен. — А.М.) Но надо немножко запастись терпением. Сейчас самое главное — не суетиться, а просто смотреть в будущее. Я уверен, что всё будет нормально. (У кого? — А.М.)

…Однажды молодой Пушкин прочитал в газете (ТВ тогда ещё не было) про какой-то торжественный обед императора. Не выдержал, написал эпиграмму, которую опубликовать, конечно, было невозможно; ничего, разошлась по друзьям, а уж потом попала в собрание сочинений.

ТЫ И Я

Ты богат, я очень беден;
Ты прозаик, я поэт;
Ты румян, как маков цвет,
Я, как смерть, и тощ и бледен.
Не имея ввек забот,
Ты живешь в огромном доме;
Я ж средь горя и хлопот
Провожу дни на соломе.
Ешь ты сладко всякий день,
Тянешь вина на свободе,
И тебе нередко лень
Нужный долг отдать природе;
Я же с черствого куска,
От воды сырой и пресной
Сажен за сто с чердака
За нуждой бегу известной.
Окружен рабов толпой,
С грозным деспотизма взором,
Афедрон ты жирный свой
Подтираешь коленкором;
Я же грешную дыру
Не балую детской модой
И Хвостова жесткой одой,
Хоть и морщуся, да тру.

Все поняли, что это про царя.

Поехал в ссылку.

…4 декабря президент оглашал Послание. Он сказал: «Сегодня мы столкнулись с ослаблением курса рубля. …Но это не значит, что курс рубля может безнаказанно становиться объектом финансовых спекуляций. Я прошу Банк России и Правительство провести жёсткие скоординированные действия, чтобы отбить охоту у так называемых спекулянтов играть на колебаниях курса российской валюты. Власти знают, кто эти спекулянты, и инструменты влияния на них есть, пришло время воспользоваться этими инструментами».

4 декабря (в день Послания) доллар стоил 50 рублей. А в момент написания этих строк — около 80. За две недели правительство, выходит, не нашло времени ни спекулянтов арестовать, ни «воспользоваться инструментами».

Как это получается, что такой замечательный президент, как Владимир Путин (который больше всего в жизни любит Родину), назначает нам таких министров. Дарит нам своих друзей, как шубу с барского плеча.