Япония: политический пейзаж после битвы за парламент

Как ранее отмечалось, прошедшие 14 декабря с.г. внеочередные выборы в нижнюю палату парламента Японии завершились второй подряд (после декабря 2012 г.) сокрушительной победой Либерально-демократической партии (ЛДП), которая вместе со своим “младшим партнёром” по парламентской коалиции – партией Новая Комейто (НК) – сохранила в палате конституционное большинство. Из общего количества в 475 депутатских мест нижней палаты ЛДП теперь будет располагать 291 мандатом (было 295), НК – 35 (было 31).

Помимо правящего блока более или менее заметным образом в палате теперь представлены Демократическая партия Японии (ДПЯ, 73 мандата, было 62), Японская инновационная партия (ЯИП, 42 мандата) и Компартия Японии (КПЯ, 21 мандат, было 8). ЯИП была образована в сентябре 2014 г., то есть за три месяца до выборов и включила в себя часть развалившейся крайне правой Партии возрождения Японии, а также идеологически близкой (по крайней мере, в сфере экономики) Партии единства.

Таким образом, идеологически ЯИП резко отличается от двух других неправительственных партий, то есть от ДПЯ (которую, весьма условно, можно обозначить как левоцентристскую), не говоря уже о КПЯ. Взаимодействие между ними может быть организовано, но лишь в отдельных вопросах.

В одной из самых важных сфер актуальной японской внутренней политики, касающейся возможности внесения поправок (или полное удаление) 9 статьи Конституции, ЛДП вполне может рассчитывать на поддержку ЯИП, но не ДПЯ и, тем более, КПЯ.

Успех Компартии, увеличившей в два с половиной раза своё представительство в нижней палате парламента Японии, стал одним из самых примечательных итогов прошедших выборов. Превращаясь в третью по значимости оппозиционную силу, Компартия наиболее последовательно выступает против ЛДП по всем ключевым политическим вопросам. Касается это налоговой политики – “абэномики” – права на коллективную оборону и конституционных реформ, или возобновления работы АЭС и ликвидации американского военного присутствия на Окинаве.

Почти повторив небывалый электоральный успех двухлетней давности, ЛДП сохраняет доминирующие позиции на политическом пространстве Японии. На первый взгляд кажется, что у действующего правительства появились веские основания утверждать, что оно получило одобрение со стороны населения на продолжение политического курса не только в сфере экономики, но и безопасности, а также планов по пересмотру “пацифисткой” конституции 1947 г.

Однако в японской прессе высказываются сомнения относительно обоснованности подобных утверждений, учитывая хотя бы небывало низкую явку избирателей, из общего числа которых на выборы пришло чуть более половины. Кроме того, обращается внимание на умело построенную премьер-министром и лидером ЛДП Синдзо Абэ тактику ведения предвыборных дискуссий с политическими оппонентами.

Он старался сосредоточиться на вопросах правительственных мероприятий в сфере экономики, необходимости получения общественной поддержки которых и стало, якобы, главным поводом проведения досрочных выборов в нижнюю палату парламента. При этом С. Абэ старался избегать обсуждения тех актуальных для правительства вопросов, относительно которых социологические опросы фиксируют негативное отношение общественности.

К таковым относится прежде всего правительственное решение по резкому расширению масштабов и пространства функционирования Cил самообороны (Self-Defense Force, SDF), планы по пересмотру Конституции и возобновлению работы АЭС, намерение присоединиться к Транстихоокеанскому партнёрству (ТТП).

Однако сразу после выборов премьер-министр заявил, что ЛДП получила одобрение правительственного курса, в частности, и по изменению политики в сфере безопасности. В интервью 14 декабря национальной теле-радиовещательной корпорации NHK С. Абэ сказал, что в ходе предстоящей сессии парламента нового состава он предпочёл бы получить “бесшовное” законодательство в сфере безопасности, которое обеспечит “защиту жизни и благосостояния граждан”.

Последнее выражение дословно повторяет фразу из правительственного постановления от 1 июля с.г., которым Япония снимает с себя самоограничения на разрешённое уставом ООН право на коллективную самооборону. Теперь с большой вероятностью это решение получит законодательное обоснование уже в ближайшие месяцы.

Сам акт принятия такого закона будет представлять собой “новую трактовку”, но не изменение антивоенной статьи 9 национальной Конституции. Процедура конституционных изменений в Японии чрезвычайно сложна и, как минимум, их инициатор должен получить поддержку двух третей депутатов в обеих палатах парламента.

Располагая конституционным большинством в нижней палате, ЛДП с НК не имеют его в верхней палате. Насколько можно понять, ЛДП намерена получить такое большинство в ходе промежуточных выборов в верхнюю палату парламента, которые состоятся летом 2016 г. и в случае успеха начать, наконец, долго обсуждаемую процедуру конституционных изменений.

Наконец, следует отметить настороженную реакцию на итоги прошедших в Японии выборов со стороны КНР. Под примечательным заголовком “Электоральная победа Абэ мало соответствует примирению с соседями” комментирует прошедшие выборы китайская газета “Глобал Таймс”. Отмечается, в частности, что “премьер Синдзо Абэ и некоторые другие японские политики вызывают возмущение в соседних странах ультраправыми ремарками и оправданиями зверств периода войны, а также попытками пересмотра пацифистской Конституции”.

Напомнив о первой за последние три года встрече лидеров обеих стран на полях только что прошедшего саммита АТЭС, авторы статьи указывают, что отношения между КНР и Японией “далеки от нормального состояния”. Главное государственное новостное агентство КНР “Синьхуа” призвало японское правительство “отбросить правую идеологию”.

Как бы отвечая на эти опасения и предостережения, С. Абэ на первой после выборов пресс-конференции в ответ на вопрос корреспондента “Синьхуа” высказался в том плане, что для Японии отношения с Китаем входят в число первостепенно значимых.

Как бы то ни было, но триумфальная победа на прошедших внеочередных выборах в нижнюю палату парламента Японии отнюдь не гарантирует правительству С. Абэ “лёгкой жизни” в процессе проведения намеченных мероприятий в различных сферах государственной деятельности.