Зураб Ногаидели: «Дружба народов сильнее разногласия политиков»

Партии «Единая Россия» и «Справедливая Грузия» в начале февраля подписали в Москве соглашение о сотрудничестве. На вопросы читателей «Росбалта» отвечает Зураб Ногаидели, первый из грузинских политиков, кто после августовской войны 2008 года взял курс на открытое сотрудничество с российскими властями.

Victor: Какова ваша цель как политика в отношениях Грузии с Россией, если таковая все-таки имеется?

З.Н.: Виктор, цель в отношениях Грузии с Россией – нормализация этих отношении. Мы говорим о соседях, а соседи должны жить в добрососедских отношениях. Я также уверен, что для обеих стран в этом есть и конкретные интересы. Для Грузии, например, это возможность открытия переговоров с абхазами и осетинами, а также возможность экспорта на российский рынок.

Юрий: Признать человека преступником имеет право только суд. Однако любой гражданин имеет право на личное мнение. Считаете ли вы, как гражданин Грузии, Михаила Саакашвили преступником?

З.Н.: Очевидно, что Саакашвили — неадекватный человек, поступки которого наносят большой вред прежде всего Грузии. Считаю его политику преступно бездумной и даже безумной. Есть основания предположить, что он неоднократно отдавал противозаконные распоряжения и приказы. Конечно, лишь объективное следствие и суд имеют право признать человека преступником в правовом смысле.

Аноним: На каких условиях возможно признание Грузией независимости Абхазии и Южной Осетии?

З.Н.: Таких условий не существует. Вместе с тем считаю необходимым, чтобы Грузия взяла на себя обязательство никогда, ни при каких условиях не применять силу для восстановления территориальной целостности. Более того, переговоры о возможном будущем статусе могут иметь смысл, только если сами осетины и абхазы захотят этого.

Амиран, Батуми: Уважаемый господин Ногаидели, хочется поздравить вас с успешным визитом в Россию и пожелать развивать этот успех и впредь. Интересно было бы узнать вашу позицию по таким интеграционным проектам, как являются ЕЭП и ЕТС, в случае прихода вашей политической силы во власть. Возможно ли участие Грузии в этих проектах?

З.Н.: После августовских событий 2008-го года Грузия вышла из состава СНГ. После прихода нашей партии во власть наша политика будет сугубо прагматичной, лишенной каких-либо предубеждений. Для нас хорошо все, что пойдет на пользу нашему народу. Конечно, при том условии, что наше решение никому не должно принести вреда.

Евгений Заикин: Россия и Грузия — православные и братские народы. Когда это будет отражаться не в прошедшем, а в нынешнем времени?

З.Н.: Евгений, я искренне верю, что дружба народов сильнее разногласия политиков. Грузинский народ желает дружеских отношений с Россией, и это дает возможность некоторым грузинским политикам сегодня говорить о строительстве добрососедских отношении с Россией.

Драган: Как будет строиться политика вашей партии, господин Ногаидели, в отношении вопроса по статусу сербского края Косово?

З.Н.: Государства, признавшие независимость Косово, с полным пониманием относятся к тому, что Грузия не может этого сделать. Наша политика будет строиться с учетом того, что мы малое государство и наша внешняя политика целиком и полностью должна служить интересам национальной безопасности Грузии.

Александр: Чем отличается «Справедливая Грузия» от других оппозиционных партий? Каковы ее шансы придти к власти?

З.Н.: Мы поставили интересы нашего народа выше наших партийных и личных интересов. Поэтому мы за восстановление отношений с Россией без безумных ультиматумов. Мы имеем конкретный опыт управления страной. Народ видит и знает это. Несмотря на значительный административный и репрессивный ресурс авторитарного режима Саакашвили, мы рассчитываем приобрести массовую поддержку.

Юрий: Сколько сейчас людей в вашей партии, и сколько людей в Грузии, по вашим оценкам, вас поддерживают?

З.Н.: Идею восстановления отношений с Россией по разным оценкам поддерживают около 70% населения! Мы молодая партия, но в последнее время число членов нашей партии стремительно растет. Мы обычно воздерживаемся от названия численности, чтобы не «дразнить гусей».

Vic1030: Как вы оцениваете перспективы экономической и политической независимости Грузии в свете происходившего внутри страны в течение всего постсоветского периода?

З.Н.: Грузия имеет все условия, чтобы быть экономически процветающей страной. Достаточно вспомнить экономический бум в 2004-2007 годах. К несчастью, внутриполитические распри и неправильная экономическая политика привели к тяжелейшим экономическим последствиям в начале 90-х годов прошлого столетия. После ноябрьских событий 2007 года начался резкий спад, а нынешний глубокий экономический кризис обусловлен действиями режима Саакашвили. Уверен в славном будущем независимой Грузии, а также и в том, что восстановление отношений с Россией сыграет в этом важную роль.

Ткаченко Андрей: Считаете ли вы возможным приведение отношений России и Грузии в добрососедские в ближайшее время?

З.Н.: Да, считаю возможным. Например, в Грузии отчетливо видно, что народ требует от грузинских политиков составления плана для нормализации отношении между нашими соседскими государствами. Нынешняя администрация старательно маскирует этот народный заказ, пытается компрометировать идею добрососедства, завуалировав ее как капитуляцию. Но, к счастью, народ обмануть нелегко, особенно когда обман шит белыми нитками.

Заза Туаев: Что предполагает соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией»? Будет ли строить Грузия отношения с Южной Осетией и Абхазией как с суверенными государствами?

З.Н.: Мы широко откроем двери для осетин и абхазов – без восстановления отношений с Россией это невозможно. Восстановим доверие, дружбу и любовь. Мы никогда не признаем их выхода из Грузии, но действовать будем с учетом того, что абхазы и осетины наши братья. Значит, в первую очередь надо думать о возвращении дружбы и расположения наших братьев, а не о возвращении территории. Прежде чем вернуться в Сухуми или Цхинвал, нам надо вернуться в сердца людей, которые там сейчас живут.

Мила: Я родилась и выросла в Тбилиси, потому меня очень беспокоит вопрос, когда, наконец, на родине к власти придут нормальные люди, которые наладят нормальные отношения с Россией, и не будут стремиться дружить с заокеанскими далекими американцами. Теперь конкретный вопрос: как вы считаете, есть ли на данный момент достойный кандидат на пост будущего президента Грузии?

З.Н.: Мы против президентской системы правления. Считаем, что эта система полностью изжила себя в Грузии. Необходимо конституционным путем перейти к европейской системе парламентского правления.

Марина: Я не родилась в Грузии, но садик, школу и институт закончила там. Уехала в 1992 году. Один из родителей рожден в Грузии. Могу ли я получить грузинское гражданство?

З.Н.: С этим вопросом вы должны обратиться в Секцию интересов Грузии посольства Швейцарии в Москве.

Владислав: А почему именно с «Единой Россией», а не со «Справедливой Россией»?

З.Н.: Владислав, работать можно и нужно со всеми партиями, но приоритетом, естественно, является правящая партия, признанная таковой решением российского народа. Мы должны стараться разговаривать с российским народом, а для этого должны разговаривать с его избранниками. Лишь в этом случае от разговора можно ждать конкретных результатов.

Сергей: Здравствуйте, Зураб. Как вы относитесь к вступлению Грузии в НАТО? Не пугает, что НАТО может использовать Грузию как плацдарм для военных операций? Считаете ли вы, что нейтралитет Грузии лучше, чем зависимость от США и НАТО?

З.Н.: Сегодня ситуация сложилась таким образом, что вопрос вступления Грузии в НАТО практически снят с повестки дня, прежде всего, с повестки дня самой НАТО. Так что для Грузии это не имеет сейчас какого-либо практического значения, кроме желания сегодняшней администрации Грузии «порисоваться» перед своим избирателем и международным сообществом. Я не согласен с вашими опасениями о желании НАТО использовать Грузию в качестве военного плацдарма. При таком желании нас бы давно приняли в эту организацию.

Нарт: Господин Ногаидели, как вы намерены вести политику в отношении Абхазии и Осетии? Готовы ли вы пойти на сближение отношений с Россией путем признания этих двух республик? Что можете предложить народам этих республик?

З.Н.: Наши подходы к решению проблемы, налаживания диалога народов Грузии заключаются в следующем: прежде всего, мы должны вернуть в Грузию абхазцев и осетин. Только через примирение возможно воссоединение народов и объединение страны.

Тигран: Господин Ногаидели, у меня к вам вопрос, касающийся армяно-грузинских отношений. Вам не кажется, что в Грузии усиливаются антиармянские настроения? Если это так, то в чем причина и к каким последствиям, на ваш взгляд, это может привести? Как вы лично можете охарактеризовать отношения между нами? Большое спасибо.

З.Н.: Грузино-армянские отношения всегда были добрососедскими и теплыми. Региональная политика изменилась, отношения тоже стали не такие, как были, например, три года назад. Надо восстановить партнерство и развивать отношения.

Валерий: Зураб, вы начали хорошее дело. Только в разговоре можно услышать друг друга. Я к Саакашвили отношусь холодно и спокойно. Роковых ошибок он сделал очень много. Но ведь в Грузии у него высокий рейтинг. Как это объяснить?

З.Н.: Валерий, высокий рейтинг Саакашвили в Грузии – это мираж, который кристаллизуется вокруг страха. Сегодня люди с предостережением относятся к любому лицу с карандашом и анкетой в руках, а то ведь можно потерять работу, пенсию, а то и свободу. Задача политиков Грузии сегодня – разрушить инфраструктуру страха, на которой зиждется эфемерный рейтинг Саакашвили, чтобы мираж рассеялся.