Внешняя политика от тандема

Я заметил, что тандемократия, будучи выгодной для внутреннего развития России, является не столь здоровой и конструктивной схемой для внешней политики страны.

Если политический плюрализм и множественные центры принятия решений являются двигателями прогресса во внутренних делах России с ее сверхцентрализованной системой, то для иностранных дел они всегда являются короткой дорогой к катастрофе. Эта система дезориентирует иностранных партнеров и парализует внешнеполитическую бюрократию в ходе нездорового соперничества за верность разным руководителям.

Один крупный негативный эффект заключается в том, что присущее тандему соперничество порождает плохо продуманные внешнеполитические инициативы, имеющие мало шансов на успех с самого начала. Оно отражает стремление каждого из лидеров установить свое первенство в российских внешних делах, что вызывает разочарование у зарубежных партнеров России.

Например, внешнеполитическая инициатива президента Дмитрия Медведева от 2008 года о новой общеевропейской архитектуре безопасности была хорошей идеей, но ее составили настолько поспешно, что вначале было непонятно, кому эта инициатива адресована. Некоторые практические детали предложения появились позднее – год спустя после того, как было официально объявлено о предложении Медведева.

Предложение Медведева от 2010 года о создании секторальной системы противоракетной обороны совместно с НАТО носит те же признаки слабой проработки, полного невнимания к политическим реалиям в стране-партнере и стремления произвести максимальный пиар-эффект дома и за рубежом.

То же самое можно сказать и о безрассудном предложении премьер-министра Владимира Путина, прозвучавшем в 2009 году, когда он заявил, что созданный недавно Таможенный союз будет совместно вступать во Всемирную торговую организацию. Этим заявлением он едва не расстроил почти готовую договоренность с Вашингтоном о вступлении России в ВТО, вынудив Медведева дезавуировать данное решение спустя несколько месяцев.

То рвение, с которым Медведев пытается заявлять об укреплении международных позиций России, привело к инфантильному молчаливому согласию с натовской воздушной войной в Ливии. Прошло четыре месяца с момента начала этой безуспешной операции, и некоторые западные лидеры начинают думать о том, что было бы лучше, если бы внешняя политика России находилась во взрослых руках Путина. Путин, скорее всего, настоял бы на вето по резолюции Совета Безопасности ООН 1973, в которой настолько нечеткие формулировки, что ее словами о «защите гражданского населения» можно оправдать буквально любые военные действия против правительства ливийского лидера Муаммара Каддафи кроме применения сухопутных войск, включая его устранение силой.

Другое негативное последствие заключается в том, что некоторые иностранные игроки могут воспользоваться разногласиями в тандеме, чтобы настроить его участников друг против друга.

Один из примеров – это глубоко личные отношения американского президента Барака Обамы с Медведевым, на которые он делает ставку. Обама разработал вполне конкретную политику, направленную на укрепление внутренних позиций Медведева и на усиление его шансов на переизбрание в ходе мартовских президентских выборов в будущем году. Запоздалые попытки Обамы наладить каналы связи с Путиным через вице-президента Джо Байдена потерпели неудачу. А это предвещает весьма непростые взаимоотношения между Обамой и Путиным в случае их переизбрания в 2012 году.

Подобно Обаме, украинский президент Виктор Янукович также делает ставку на Медведева, надеясь на снижение цен за поставляемый Россией газ. Янукович делает все возможное, чтобы проигнорировать или публично унизить Путина, для чего он устроил инсценированный суд против Юлии Тимошенко за подписание плохого газового соглашения с Путиным в 2009 году, а также с пренебрежением отнесся к предложению Путина о вступлении Украины в Таможенный союз.

А диктаторы Беларуси и Приднестровья Александр Лукашенко и Игорь Смирнов обращаются за поддержкой к Путину, видя попытки Медведева лишить их власти.

Все это усиливает слабость России в вопросах внешней политики. Говоря словами бывшего госсекретаря США, сегодня трудно определить, по какому телефону следует звонить в страну тандемократии, чтобы решить внешнеполитические вопросы.

Владимир Фролов — президент компании LEFF Group, специализирующейся на связях с общественностью и органами государственной власти.