Основные гипотезы причин арабских революций

Арабский Восток в своей истории всегда отличала внутренняя напряженность, имеющая способность интенсивного всплеска в определенные периоды, но волна революций, прокатившаяся по арабскому Северу Африки, не имеет аналогов.

В первую очередь масштабностью событий, когда революции охватили крупнейшие и наиболее развитые африканские страны, их всплески пытаются перекинуться на Ближний Восток, но пока они локализуются военной силой самих арабских стран. Во-вторых, революции заканчиваются в одной стране и практически плавно перерастают в революционные события в следующем месте, чем навевают на мысли о действии «принципа домино» или управляемом извне процессе. В-третьих, в любой революции должна быть движущая сила, партия или организация, имеющая достаточное финансирование и способная повести за собой массы народа, но как оказалось, у современных арабских революций или нет этих движущих сил, и мировыми СМИ проходящие процессы представляются, как в Ливии, стихийными выступлениями протестных масс, или эти силы скрыты. В-четвертых, во вроде бы стихийных, протестных выступлениях масс, выступающих за лучшие условия жизни, против голода, против диктатур в своих странах есть мощные заинтересованные силы: США с его союзником Израилем и Китай. Цели у них, конечно, противоположные и не совместимые, первые явно влияют на проходящие процессы, второй – лишь косвенно.

События носят глобальный характер и могут коснуться любой страны, в первую очередь Евразийского материка. За ними должны пристально следить Афганистан и Пакистан, мусульманские экстремистские организации в которых стремятся расширить свое влияние на весь арабский мир, а также Китай, все более противодействующий влиянию США в регионе и стремящийся сделать зоной своих интересов нефтедобывающие регионы и Центральную Азию. Но в происходящих событиях абсолютно никакого участия не принимают исламские политические организации, включая такие, как «Братья мусульмане», «Хизболла», «Хамас», «Хизб ут-Тахрир». Но во всех этих протестах видна чёткая спланированность, использование практически всех новых технологий информационных войн, особенно дезинформации. При этом использование дезинформации происходит с необыкновенной легкостью, что даже высшие должностные лица государств для облегчения объяснений своих действий сознательно искажают сложившуюся ситуацию. Что стоит, к примеру, всего лишь одна фраза президента США «В прошлом мы наблюдали, как Каддафи вешал людей и убил тысячу человек за один день» в его обращении к нации по поводу событий в Ливии. Кто сможет подтвердить это утверждение?

Внятной и непротиворечивой версии, объясняющей все несообразности арабских революций, нет. Поскольку в период после второй мировой войны весь этот регион удерживался в зоне стратегических интересов США и находился в постоянном противоборстве с их союзником Израилем, неудивительно появление множества теорий, сводящих революционные движения к политической активности единственной сверхдержавы, науськиваемой его сателлитом. Эксперты из мусульманских стран — Ирана, Индонезии, Малайзии — склоняются к мнению, что Соединённые Штаты и Израиль продолжают действовать по известному плану «Большой Ближний Восток». Этот план предусматривает перекраивание всей политической карты Ближнего Востока, за счет расчленения национальных государств. Его цель — убить двух зайцев: взять под контроль энергоресурсы региона, а заодно — весь исламский мир. План этот начал воплощаться в жизнь с 2006 г., конкретно с неудачной войны Израиля в Ливане.

Сегодняшние события в Северной Африке — это лишь манёвры, подготовка к главному — к нанесению удара по Ирану и, вероятно, одновременно по Сирии. Этот удар, возможно, первым нанесёт Израиль. За ним последует расчленение Ирана, создание независимого Курдистана. Затем под лозунгом пантюркизма (объединения всех тюркских народов в единую нацию под эгидой Турции) «национально-освободительная война» перенесётся в Синьцзян. План в итоге предусматривает передел Ирака, Иордании, Саудовской Аравии, Пакистана и других стран с целью установления влияния США над «сердцем мира» — Центральной Азией, которая является местом столкновения между силами моря (ныне возглавляемыми Америкой) и суши (прежде всего, Россией и Китаем).

«Американская» версия событий солидно обоснована, но для её аргументации не хватает одной-единственной детали: ответа на вопрос – «Зачем?» Каких дополнительных преимуществ – для себя, для своих союзников Соединённые Штаты могут добиться, организовывая свержение магрибских и ближневосточных режимов, десятилетиями доказывавших свою безусловную лояльность США и терпимость к Израилю? Поэтому вопрос – зачем Вашингтону взрывать стабильность в регионе стратегически исключительно важном, к тому же и беспроблемном — ключевой.

Одна из версий ответа на этот вопрос принадлежит Сергею Кургиняну, который за неё получил даже сравнение с Геббельсом, что явно несправедливо. В своей версии Кургинян далее развил мысли Збигнева Бжезинского, считавшего, что США после уничтожения СССР необходимо устроить войну между Китаем и исламскими фундаменталистами за постсоветское наследство, чтобы обе стороны максимально ослабили друг друга.

По мнению С. Кургиняна, в данной ситуации проявляется «новый формат американской политики: остановка развития в огромном южном регионе и использование его для дестабилизации Востока». Он считает, что в арабских событиях наметился главный и очень крупный процесс. И то, что он начался в Тунисе, потом перебросился в Египет, затем в Ливию, а сейчас загорается в очень многих точках, означает следующее. Формируется новый регион мира. Первый регион с продолжающейся модернизацией, где прекрасно справляются авторитарные режимы, и никто их не демонтирует – Вьетнам, Китай, Индия и так далее. Это Восток. Второй регион постмодернистский – это консервативный, неизменяемый и не нуждающийся в модернизациях Запад. И заново формируется новый регион — Юг, который надо повернуть от модерна к контрмодернизации, то есть к радикальной исламизации по определению Кургиняна.

Как ни странно, исламизацию хотят осуществить те самые американцы, которые делают вид, что они враги всего фундаменталистского ислама. Американцы предполагают благодаря исламизации огромного региона остановить его в своем развитии и использовать этот регион с перекошенным развитием для отторжения от России Центральной Азии и дестабилизации всего Востока, включающего мировые супердержавы Китай, Индию, Индонезию, конкурентов США за влияние, – это новый формат мировой политики. И началось это не сейчас, а, повторяю, в 2006 году.

Другой, назовем его свободный вариант: все революции носят спонтанный характер, а США и Израиль изначально не были причастны к этим событиям, однако в связи с их распространением по всему региону, у них появилась прекрасная возможность включиться в процесс перекройки Магриба и Ближнего Востока. Однако в этом варианте США понимают, что на Ближнем Востоке придется что-то предпринимать с Сирией, Турцией, Ираном. Главное, Иран сидеть, сложа руки, не будет. Он тоже начнёт активизировать подконтрольные ему исламские политические движения. Поэтому сейчас США, в ответ на вопрос «Зачем?», начинают раскачивать ситуацию изнутри арабских стран, противоборствующих Израилю или сочувствующих и лояльных Ирану, и внутри самого Ирана, чтобы хотя бы временно их нейтрализовать. Только потом США в состоянии будут нанести в регионе свой главный удар – удар по Ирану, причем этот удар обязательно будет военным, выполненный, вероятно, Израилем. Вариант этот удобен, но не проходит проверку на достоверность хотя бы по той причине, что повстанцы хорошо организованы, осведомлены, профессионально подготовлены, среди них немало наемников, что свидетельствует об организации со стороны «стихийных» выступлений масс.

Еще одну приемлемую и приземленную версию озвучивают М. Хазин и А. Вассерман, опираясь на экономические движущие мотивы в революциях. М. Хазин считает, что за выступлениями фундаменталистских сил может скрываться их стремление прийти к власти и диктовать свои условия остальному миру за счет повышения цен на энергоносители, нефть. Это должно явиться ответом мусульманского мира в ответ на рост цен на продовольствие. Рост цен на продовольствие сыграл свою роль, но это все-таки не столько причина, сколько повод, по мнению Хазина. К тому же, как экономист, Хазин с большим скептицизмом относится к эффективному действию на экономику арабских стран нефтяного стоимостного рычага, действующему на повышение, и которая может понести большой урон даже в краткосрочной перспективе.

У Вассермана на вооружении имеется ещё более приземленная версия, по которой не только нефть, но и Суэцкий канал могут использоваться братьями-мусульманами для дестабилизации обстановки. Одни лишь угрозы судоходству на канале могут взвинтить нефтяные котировки в десятки раз. Но Вассерман не учитывает одного обстоятельства. Потери от не-эксплуатации канала ударят по арабскому миру несопоставимо сильнее и гораздо скорее, чем по Евросоюзу, евро и европейским ценным бумагам, что делает его версию причин несостоятельной.

Право на существование может иметь еще одна версия. План США радикальной исламизации, как его называет Кургинян, стал воплощаться в самое неудобное время, когда мировую экономику охватил кризис, а долг США в 14 трл. долл. превысил мыслимые размеры. Соединенные Штаты согласно своему плану могли спровоцировать революционные процессы в одной из арабских стран, но для дальнейшего управления ими им элементарно стало не хватать финансов. На проведение военных операции в Ливии, например, у американских военных нет денег и неизвестно, выделит ли их Конгресс для этих целей. То есть дальше процессы стали развиваться стихийно, напоминая джинна, выпущенного из бутылки. Арабский, как и остальной, мир в напряжении стал всматриваться в характер революций, пытаясь понять, что за политические силы стоят за спинами повстанцев, и какие из них будут вознесены революциями к вершинам власти. Об этом свидетельствует достаточно долгое молчание официальных лиц Израиля на развитие событий, при этом ощущалось, что ни Израиль, ни США не могут объяснить ни хода, ни причин процессов. Не исключена вероятность, что, воспользовавшись неуправляемостью и стихийностью революций, к власти придут бородатые арабы с автоматами в руках.

В этих условиях Израиль, опасаясь за свою безопасность, начинает активно воздействовать на США с тем, чтобы Америка с частных, по мнению Израиля, задач возвратилась к главной цели – устранению Ирана как военной угрозы Израилю. В данной ситуации понимание и помощь американцам демонстрирует Франция, переняв инициативу по военной операции против Ливии. С этого момента процесс стихийного развития революций в арабском мире может считаться законченным, уступив место управляемым, контролируемым действиям.