Месть рубля. Что означает кризис для Путина

Рубль в этом году уже упал по отношению к доллару почти в два раза. Потенциальная перспектива его краха явно делает положение президента Владимира Путина все более трудным. Боевые действия на Украине навлекли на Россию санкции и отвратили от нее инвесторов, и на этом фоне Путину приходится выбирать из двух зол — либо договариваться сейчас (на невыгодных условиях, потому что карты у него на руках плохие), либо тянуть время (но тогда его позиции продолжат ухудшаться). Как бы то ни было, ему придется плохо. Вопрос в том, потащит ли он за собой Россию и превратит ли ее окончательно в страну-изгоя.

Когда Путин вторгся на Украину, западные лидеры уверенно предсказывали, что экономические последствия такого шага заставят российского президента отступить. Однако получилось иначе. После аннексии Крыма рубль даже укрепился — отчасти благодаря огромным валютным резервам Москвы, номинально составлявшим в конце прошлого года полтриллиона долларов. Казалось, что Путин побеждает и что ему удалось избежать ожидавшихся экономических неприятностей —бегства капиталов, падения национальной валюты и финансового кризиса в духе поздних 1990-х.

Но предполагаемая победа оказалась иллюзорной. Чтобы поверить в ее реальность, требовалось думать, что украинская авантюра Путина пройдет легко и быстро. Многие — в первую очередь в Кремле — действительно так думали. Однако и Путин, и его советники наверняка понимали, что если война затянется больше, чем на несколько месяцев, вмешается какой-нибудь внешний фактор — вроде финансовой паники 2008 года или европейской рецессии — и защищать рубль станет невозможно. В итоге этим фактором стало падение нефтяных цен.

Цены на нефть поползли вниз с тех пор, как Федеральная резервная система США свернула прошлым летом свою программу скупки облигаций. Сейчас нефть стоит чуть больше половины от своей цены годичной давности. Баррель нефти Brent — ключевого мирового маркерного сорта — в начале октября стоил 90 долларов, а теперь — меньше 60 долларов. А так как две трети российской экспортной выручки обеспечивает нефть, трудно представить себе, как при нынешних ценах Москва сможет сохранить свой — еще недавно такой впечатляющий — профицит торгового баланса. Согласно прогнозам, экономика России должна сократиться в следующем году не меньше, чем на 4%, причем сейчас эта оценка выглядит крайне консервативной. Инфляция превысила 8% и продолжает расти. В происходящем есть некий оттенок дежа-вю: в начале 1990-х годов Россия уже сталкивалась с жестокой гиперинфляцией, причем у власти сейчас находятся более или менее те же самые люди, которые несли ответственность за это фиаско.

Видя все это, инвесторы сочли предпринимаемые российским центральным банком меры по защите рубля временным решением постоянной проблемы. В результате усилился отток капиталов, а российские резервы сократились и теперь не доходят до 400 миллиардов долларов. Это, конечно, немало, но большая часть этих запасов неликвидны, а сумма годных к использованию резервов составляет максимум 150 миллиардов долларов. В октябре — последнем месяце, по которому доступны данные, — страну покинуло не меньше 10 миллиардов долларов. Сейчас нефть стала намного дешевле, поэтому отток денег мог только ускориться.

Когда света в конце туннеля не видно, люди стараются как можно скорее спрыгнуть с поезда. Как только нефть начала падать, очередной кризис рубля стал неизбежным. Втягивать страну в войну, которую невозможно было выиграть, прямо перед резким падением нефти было страшной ошибкой — ведь пока конфликт продолжается, Путин не сможет убедить западных инвесторов вернуться и вновь дать импульс российской экономике.

Теперь, что бы Путин ни сделал, это не решит проблемы рубля. При таких ценах на нефть и без того оскудевшие российские валютные резервы продолжат стремительно сокращаться. Возможно, президент мог бы избежать краха рубля в стиле 1998 года, если бы сумел срочно восстановить связи с Западом. Однако это потребует от него политически болезненных уступок.

Если Кремлю будет нечего терять, он может начать действовать еще агрессивнее и двигаться в сторону северокорейского и иранского типа свободы. Однако в этом случае ему непросто будет пережить неминуемую политическую ответную реакцию. Россияне не готовы навеки вернуться в самые мрачные дни 1990-х. Чтобы сохранить прежний курс и не утратить власть, Путин должен будет отказаться от всех претензий на законность и нормальное управление и создать полноценное полицейское государство в советском духе.

Если Путин считал, что он способен победить Запад в опосредованной войне, он, вероятно, может решить, что ему по силам и такая задача. Однако проблема с советской системой заключается не только в том, что ее сохранение требует изрядной жестокости, но и в том, что ее невозможно установить без кровопролития. Именно эту цену придется платить Путину, если он не отступит раньше, чем произойдет полный крах рубля.

После того, как Путин ступит на этот путь, ему станет намного труднее пойти на попятный. Соответственно, Соединенным Штатам следует сделать все возможное, чтобы удержать его от подобных решений, даже если для этого потребуется позволить ему сохранить лицо. Если Вашингтон хочет быстро закончить украинский кризис, он должен действовать сейчас.