Украина: все только начинается

Завершение президентских выборов и инаугурация Виктора Януковича знаменовали вовсе не окончание украинской политической интриги, а только ее начало.

Президент победил лишь с трехпроцентным перевесом, ему отдали предпочтение 10 областей страны, Юлии Тимошенко — 17, включая и столичный регион. Тимошенко оставалась главой правительства и так и не признала результаты выборов. Праздновавшая успех Партия регионов не располагала большинством в парламенте даже в союзе с коммунистами и Блоком Литвина. Властный плацдарм, захваченный командой Януковича, оказался весьма небольшим, и его удержание, а тем более расширение стало задачей весьма нетривиальной.

Оставлять Тимошенко премьером — значило расписаться в бессилии, отдав непримиримому оппоненту административные и материальные ресурсы исполнительной власти. Распускать Верховную раду и объявлять досрочные выборы — в этом не заинтересована ни одна из представленных в парламенте партий. Денег после президентской кампании нет, и в новом парламенте пришлось бы делиться местами с набравшими силу Сергеем Тигипко и Арсением Яценюком. Оставался вариант формирования нового большинства в Раде. Но как?

Единственной фракцией помимо блока самой Юлии Тимошенко (БЮТ), которая могла в коалиции с Партией регионов составить такое большинство, оказался ярко-оранжевый блок Наша Украина — Народная самооборона (НУ-НС), формальный лидер которого — экс-президент Виктор Ющенко. Такая коалиция не исключалась. Однако нунсовцы потребовали большое число министерских портфелей, в том числе гуманитарный блок, позволяющий контролировать дорогие их сердцу вопросы языка, образования, культуры, СМИ. В какой-то момент Ющенко дал понять, что сам не прочь занять пост председателя правительства. Это поставило крест на коалиционных переговорах.

Регионалы Януковича пошли по пути формирования парламентского большинства, перетягивая на свою сторону отдельных депутатов из БЮТ и НУ-НС. И преуспели в этом. 3 марта кабинет Тимошенко был отправлен в отставку, за что голосовали даже семь депутатов фракции ее имени. Можно формировать новое правительство? Не все так просто. Украинский парламент формируется, как и у нас, на выборах исключительно по партийным спискам. Выход из фракции в Раде предполагал сложение депутатского мандата. И именно фракции формировали правительственное большинство. 4 марта Рада в срочном порядке приступила к изменениям в своем регламенте, чтобы разрешить отдельным депутатам входить в коалицию и тем самым открыть путь к созданию кабинета. Можно не сомневаться, что все эти изменения будут оспорены оппозицией в судах. Как и в том, что сторонники Януковича уже не пойдут на попятную, чтобы не упустить плоды победы и политическую инициативу. До следующих парламентских выборов они хотели бы успеть закрепиться в регионах, поменяв губернаторский корпус, ослабить «оранжевое» господство в СМИ, реализовать хотя бы часть своей предвыборной программы.

В контексте этой острейшей борьбы становится понятным, почему свой первый зарубежный визит 1 марта Янукович нанес в Брюссель (что вызвало обиду в части официальной Москвы). Президенту Украины нужен хотя бы нейтралитет Европейского союза во время нового раунда политической схватки в Киеве. Это вовсе не демонстрация против России. И мы все помним, что именно в Кремль совершали свои первые заграничные вояжи Михаил Саакашвили и Виктор Ющенко.

Накануне и в ходе визита Януковича в Москву 5 марта в России — особенно в прессе — появилась малопонятная тенденция ожидать (чуть ли не требовать) от нового украинского руководства в качестве условия успешного развития двусторонних отношений всего и сразу: от создания газотранспортного консорциума и вступления в Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана до повышения статуса русского языка и развенчания фашистских приспешников. При этом как бы забывают, что Янукович — президент все-таки Украины, а не России. А это значит не только первичность для него интересов своей страны, но и заметно меньший объем конституционных полномочий главы государства, чем в России. И занят Янукович в первую очередь консолидацией только что завоеванной, хрупкой и оспариваемой мощными оппонентами власти, поиском путей к рычагам управления Украиной.

Новый президент сможет решить проблему русского языка, в Партии регионов подготовлен пакет законов, передающий решение проблем языка в ведение областей. Героизация Бандеры будет прекращена, тем более что на этот счет есть однозначное мнение Европейского парламента. Янукович не будет вступать в НАТО или выгонять российский Черноморский флот. Но ожидать — особенно сейчас — радикальных решений по весьма спорным не только с украинской, но и с российской точки зрения вопросам и наивно, и контрпродуктивно.

Взять хотя бы Таможенный союз. Украина уже вступила в ВТО на невыгодных условиях: фактически открыла свой рынок для иностранных конкурентов, что для нас неприемлемо. Россия и ее партнеры, напротив, защитились гораздо более высокими таможенными пошлинами. Если Украина вступает в Таможенный союз на наших условиях, Союз (то есть Россия) должен будет компенсировать всем торговым партнерам Украины их текущие и потенциальные потери от введения ею более высоких пошлин, нежели предусмотрено условиями ее вхождения в ВТО. Цена вопроса для нас — порядка 25 млрд долларов. Кстати, вступление Украины в Таможенный союз действительно означало бы радикальное решение многих ее экономических проблем. Но есть ли у России понимание цены вопроса и готовность платить? И таких сложных проблем — особенно в экономике — масса.

Сейчас России следовало бы не ожидать всего и сразу, а поддержать новую украинскую власть — экономически и политически — и приступить к формированию детальной позитивной повестки дня двусторонних отношений, которая напрочь отсутствовала в прошедшие годы. И проявить уважение к важнейшему партнеру на международной арене — Украине.