Кремль: усомнившиеся в реальности тандема лишаются постов

Усомнившиеся в реальности тандема продолжают лишаться постов. Сначала потеряли должности Затулин, Чадаев и Павловский, на очереди – фигура на политической сцене более весомая и заметная. Еще в марте «эсеры» открыто связали модернизацию со вторым сроком Медведева, а Миронов заявил, что партия не поддержит кандидатуру президента, выдвинутую «ЕР». Довольно быстро Миронов лишился сначала партийного поста, а теперь его отзывают из Совфеда. Волны «истерий» случились в аккурат после визита Джо Байдена в Москву, видимо, получившего «молчаливое» согласие России на бомбежки Ливии. Позже Путин говорил, что не будет сильной страна, в которую постоянно кто-то «приезжает и советует». Впрочем, как считает известный политолог, руководитель фонда «Политика» Вячеслав Никонов, карьерные потери среди тех, кто будет «бежать впереди паровоза», продолжат происходить, но Миронову в этот раз удастся усидеть в кресле спикера. Об этом и многом другом эксперт рассказал в интервью Накануне.RU.

Вячеслав Никонов накануне побывал с визитом в Екатеринбурге. По его словам, Свердловская область является одним из проблемных регионов для партии власти в плане выборов — как с точки зрения руководства «ЕР», так и с точки зрения Кремля. К слову, недавно Владислав Сурков проводил обсуждение новой стратегии партии на выборах, о чем мы также расспросили главу фонда «Политика».

Вопрос: Вячеслав Алексеевич, расскажите о целях визита в Екатеринбург? Говорят, что Вы уже встречались с губернатором Александром Мишариным? Что обсуждали?

Вячеслав Никонов: Хочу сказать, что в последний раз был в Екатеринбурге, когда происходило историческое событие – создание БРИК, и на «полях» визита Дмитрия Медведева тогда проходила международная конференция. Екатеринбург явно с тех пор изменился, изменился в лучшую сторону. Решение приехать в Екатеринбург зрело давно, но родилось недавно. Накануне Пасхи в тот момент, когда, абсолютно не сговариваясь, мы столкнулись с Александром Сергеевичем Мишариным, совершенно неожиданно, в храме гроба господня в Иерусалиме в момент снисхождения благодатного огня. И я понял, что момент для поездки в Екатеринбург явно созрел, поскольку знак свыше был очевидный. Тем более, что сейчас здесь идет интересный политический сезон, связанный и с первыми полутора годами деятельности губернатора, с которым мы знакомы давно. Грядет новый избирательный цикл, сохраняется интрига по поводу преемственности российской власти, и вопрос о том, кто будет президентом, открыт и вряд ли в ближайшее время мы получим на него ответ.

Для меня было очень важно увидеть политическую, социальную ситуацию в Екатеринбурге. Что касается моей встречи с губернатором, то она касалось широкого круга вопросов, связанного и с экономической политикой, и с общефедеральными тенденциями, и даже с некоторыми международными сюжетами, которые напрямую затрагивают инвестиционный климат в Свердловской области. Я считаю, что вам повезло с губернатором – он очень компетентный человек, который имеет комплексный взгляд на то, что происходит, видит взаимосвязи вещей, это человек, который пришел всерьез и надолго.

Вопрос: Вы упомянули, что Екатеринбург с 2008 года сильно изменился, но изменился регион, действительно, и политически. Как Вы оцениваете эти две эпохи – эпоху Росселя и эпоху Мишарина? И что касается избирательного цикла. Говорят, на прошлой неделе Владислав Сурков проводил обсуждение новой предвыборной стратегии «ЕР». Шла речь о примерно 40 регионах, проблемных для партии. Где-то губернатор слабый, где-то – рейтинги «единороссов» очень низкие. На Ваш взгляд, Свердловская область относится к таким проблемным регионам?

Вячеслав Никонов: Если говорить о сравнении эпох Росселя и Мишарина, то пока можно говорить о том, что эпоха Росселя была гораздо более продолжительной. Это, действительно, целая эпоха в жизни области. Эдуард Россель был одной из самых крупных региональных фигур, причем, выступал он в самых разных ипостасях. Я помню историю с созданием Уральской республики, он выступал одним из лидеров суверенных прав Урала, выступал в качестве объединителя многих областей региона. Он стал одной из крупных фигур федерального масштаба, и в целом внес очень позитивный вклад в развитие области, неслучайно до сих пор у него достаточно хорошая репутация – как в Москве, так и здесь. Эра Мишарина гораздо более короткая. Может быть, ему в чем-то повезло, но этот восходящий тренд в развитии экономики области, безусловно, был не упущен нынешней областной администрацией, которая смогла обеспечить темпы экономического роста выше, чем в целом по стране. Здесь есть ряд проектов, и я считаю, что есть все предпосылки к тому, что эра Мишарина будет еще более успешной, чем эра Росселя. Будет ли она более продолжительной – сказать сложно, но я думаю, что она будет достаточно продолжительной, тем более, что сейчас появилась новая серьезная задача – подготовка к ЧМ-2018, и я думаю, Александр Сергеевич мечтает ударить по мячу на одном из матчей открытия этого ЧМ.

Что касается выборов – вы знаете, что весной прошлого года здесь проходили выборы в заксобрание, и они дали тогда наихудший результат для «ЕР» по всей стране, если брать те регионы, где проводилось голосование. Поэтому да, Свердловская область относится к проблемным регионам с точки зрения руководства «ЕР», с точки зрения Кремля. Поэтому, конечно, здесь будут прикладываться определенные усилия, не только пропагандистские, но и реальные, связанные с поддержкой пилотных проектов. Сегодня, по опросам, рейтинг «ЕР» в регионе составляет порядка 42-44%, но это явно больше, чем у любой другой политической партии. Во многом причина этого в периоде междувластия, который был в регионе. Всегда в такие периоды меньше внимания уделяется партийным проблемам. Но сейчас у «ЕР» есть достаточно неплохие предпосылки, чтобы укрепить позиции, внутри региона я связываю это с довольно высоким потенциалом губернатора. Кроме того, в будущей избирательной кампании (в декабре 2011 года, – прим. Накануне.RU) большую роль будет играть премьер-министр Владимир Путин, и это серьезный ресурс.

Вопрос: А можете ли Вы согласиться с тем, что в стане «единороссов» начался «разброд», отправной точкой которого стали расхождения в тандеме по ливийскому вопросу? Лишился поста в комитете Госдумы Затулин, потом уволился функционер из ЦИКа Чадаев. Они отметились категоричными высказываниями насчет тандема. Что будет партия делать с этим, как говорят сами «единороссы», «двуличием»?

Вячеслав Никонов: Я не думаю, что в партии есть какое-то двуличие. Сейчас в партии происходят некоторые процессы, связанные с неопределенностью в преемственности власти. Некоторые из политиков «ЕР», которые хотят бежать впереди паровоза, оказываются в неприятном положении, в то время, как и Путин, и Медведев говорят представителям элиты не спешить. Но они спешат и начинают делать ставки в пользу либо одного, либо другого. Тем самым, многие пытаются осуществить то, что в простонародном языке называется «разводкой». Эти попытки «развести» Путина и Медведева плохо заканчивается для тех, кто эти попытки осуществляет. Вы назвали Затулина, назвали Чадаева, можно назвать и Глеба Павловского, который тоже попал «под раздачу». Это стремление бежать впереди паровоза – весьма непродуктивная политическая стратегия, которая может обернуться карьерными потерями для отдельных политиков, но не свидетельствует о том, что внутри «ЕР» есть серьезный раздрай. На выборы в Госдуму «ЕР» пойдет, как единая партия и не будет раздираться между противоречиями по ливийскому или какому-либо другому вопросу.

Вопрос: Мы говорим про «Единую Россию», но сейчас довольно серьезны намерения депутатов питерского заксобрания отправить в отставку с поста спикера Совфеда лидера «эсеров» Сергея Миронова. Ваш прогноз – состоится ли отставка в этот раз?

Вячеслав Никонов: Мне кажется, в данной ситуации Миронов устоит. Это, скорее, предупреждение ему, чтобы он не заходил слишком далеко. Претензии питерских законодателей связаны с тем, что во время первомайских демонстраций Миронов заявил, что будет поддерживать отставку губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко. Сочли, что это слишком для представителя Санкт-Петербурга в Совфеде. Будет обсуждение, и вряд ли дело дойдет до того, чтобы Миронова сняли. Это будет завесить и от того, какую позицию займут президент и премьер.

Вопрос: Согласны ли Вы с тем, что в России набирают популярность националистические движения? Например, есть мнение, что ДПНИ запретили только потому, что она может стать весомой политической силой.

Вячеслав Никонов: Национализм играет растущую роль везде в мире. Во многом, этому способствовал экономический кризис. Люди начали бороться за рабочие места и видеть главную угрозу этому со стороны приезжих. Национализм мы увидели в Бельгии, Голландии, во Франции, в Германии. Национализм растет в Китае, Японии. Не обошла эта волна и Россию, то есть, я считаю это частью глобальной тенденцией. Мы являемся свидетелями феномена возрождения русского национального сознания. Ранее национальные чувства находились на периферии, но национализм для России крайней опасен. Когда начинают говорить, что Россия – для русских, то следующий шаг – когда начнут говорить, что Татарстан – для татар, Ханты-Мансийский округ – для хантов и манси. Что тогда останется от России? Она тогда будет похожа на лоскутное одеяло. Наверняка национальные устремления найдут выражение в программе тех или иных партий, на этом может сыграть и Жириновский. Что касается возможности серьезного движения, которое может выступить на выборах – то для этого оно еще должно зарегистрироваться.

Вопрос: Но неслучайно, наверное, ходят слухи о возвращении из Брюсселя Дмитрия Рогозина, как этакого защитника русских везде и всюду, на пост председателя «СР»? Кроме того, в связи с итогами последней переписи даже появились мнения о том, что наиболее опасен сейчас сепаратизм сибирский и дальневосточный, а даже не северокавказский. Именно на Дальнем Востоке уже говорят: «А у вас там, в России».

Вячеслав Никонов: Рогозин занимает важный пост постпреда России при НАТО. Сейчас у России и НАТО опять «интересный» период отношений, когда НАТО ведет операцию в Ливии, а нам не все нравится, что там происходит. Я почти уверен, что Рогозин останется в Брюсселе, он не будет десантирован в российскую политическую жизни, хотя я думаю, что ему на российской политической сцене веселее, чем в Брюсселе. Уверяю вас, штаб-квартира НАТО – не самое захватывающее учреждение, в котором можно находиться. А диалог с натовцами – вещь достаточно тяжелая.

Что касается вопроса о сепаратистских настроениях, то вообще, если брать РФ, то сепаратистских настроений мы практически нигде не фиксируем. Даже на Северном Кавказе, где есть масса недовольных, где есть терроризм, там практически нет сепаратизма. Там есть большое понимание того, что они зависят от России, от федерального центра. Если говорить о Сибири, Дальнем Востоке, то многим нашим недругам хотелось бы, чтобы эти регионы оказались за пределами России. Да, люди могут ворчать, но когда всерьез заходит вопрос об их идентичности, о том, чему они принадлежат, то чувство принадлежности к России и даже к Европе во Владивостоке и в Хабаровске сильнее, чем в Москве. Они являются форпостом России в азиатском мире, для них эта сопричастность с Родиной и с европейской культурой сильнее, чем у жителей Центральной России.

Русская нация изначально складывалась, как многонациональная. Мы лучше приспособлены к тому, чтобы «переваривать» национальные проблемы, чем, например, европейцы, которые сталкиваются со столь масштабными национальными проблемами. К тому же, у нас есть некое отличие и преимущество. К нам приезжают, например, молдаване, украинцы, киргизы, таджики. Они худо-бедно говорят по-русски, они худо-бедно воспитывались в советских школах, либо их родители учились там. Так или иначе, мы являемся представителями близких культур. И посмотрите, кто приезжает в Германию, во Францию. Приезжают турки, алжирцы, сейчас огромный поток людей из Северной Африки, которые вообще не говорят ни на каком европейском языке.

Вопрос: Вячеслав Алексеевич, а разве не об этом же говорил уволенный пресс-секретарь ФМС? То есть, нам повезло, что к нам не едут из Африки?

Вячеслав Никонов: Нет, ну, во-первых, я не пресс-секретарь ФМС (смеется). Во-вторых, он все-таки допустил высказывание, которое было, в общем-то, расистским, чего я себе не позволю. Я говорю о том, что иммигранты, которые приезжают в нашу страну, они для нас более культурно близкие, чем те, что приезжают сейчас в западноевропейские страны.

Вопрос: Сейчас некие ореол тайны навис над пресс-конференцией Медведева, которая состоится 18 мая. Говорят, он отправит в отставку Голикову в прямом эфире. Как Вы считаете, есть желание и намерение у президента отправить в отставку кого-либо из кабмина?

Вячеслав Никонов: Я с начала нынешнего тысячелетия не занимался предсказанием кадровых перестановок, поскольку это просто невозможно. Например, во времена Бориса Ельцина в 90-е годы можно было достаточно спокойно предсказывать перестановки политиков по тем телодвижениям президента, которые он делал, скажем, по репликам «не там сидите». Тогда было все понятно и все развивалось с очень высокой скоростью. Но 2000-е годы характеризуются более спокойной кадровой политикой, и мало перемещений, на самом деле. И эти перемещения пока еще никому не удалось предсказать. Кадровая политика была абсолютно непредсказуемой, а Медведев не делал такого количества перестановок. Поэтому не берусь предсказывать, будет ли отставка Голиковой и из-за чего это может произойти – только ли из-за ее конфликта с Рошалем и недовольства тендерной политикой. У нас тендерная политика несовершенна не только в этом министерстве.

Вопрос: Но Зурабову-то, например, прочили отставку довольно долго, и она состоялась. Не считаете ли Вы, что и сейчас в связи с ростом недовольства у населения уже пора пустить в ход какую-то «разменную фигуру» в виде того или иного министра?

Вячеслав Никонов: С точки зрения предвыборной стратегии какие-то громкие отставки, которые могли бы вызвать положительный эффект у населения, целесообразнее делать все-таки ближе к выборам. Потому что если это сделать в середине мая, то явно к декабрю это забудется. Но я не думаю, что Голикова – именно та фигура, отставкой которой можно добиться большого электорального результата. Я не уверен, что российский избиратель спит и видит, что надо уволить именно Голикову.