«Голос Америки»  теряет голос

Китайское государственное информационное агентство Xinhua строит вещательную штаб-квартиру в Нью-Йорке прямо на Times Square в рамках инвестиций Пекина в размере семи миллиардов долларов в глобальную пропаганду, которая включает помимо прочего и круглосуточный информационный канал, вещающий на английском. Тем временем конгресс США недавно провел слушания по плану урезать вещание «Голоса Америки» на китайском языке с целью сэкономить 8 миллионов долларов в год.

Если государственная дипломатия помогает определять, какие страны на подъеме, а какие стремятся к упадку, то действия США говорят громче, чем само вещание

«Мы находимся в состоянии информационной войны, и мы проигрываем эту войну», — признала госсекретарь Хиллари Клинтон в конгрессе в прошлом месяце. Это предсказуемый результат одностороннего разоружения. Когда Китай, Россия и исламистские группы наращивают свои усилия, Америка отступает. Сокращения в «Голосе Америки», включая конец вещания на арабском языке в ближневосточном регионе, выглядят особенно пугающе, учитывая ведущую роль, которую станция играла в победе в холодной войне против бывших подавляющих распространение информации идеологий.

По данным исследования, проведенного Советом управляющих в области вещания (Broadcasting Board of Governors), который курирует «Голос Америки» и другие спонсируемые правительством международные вещательные структуры, 12% китайцев знают о «Голосе Америки», это больше, чем показатель для ВВС, CNN и «Радио Свободная Азия» (другая американская государственная служба) вместе взятых. Во время последней передачи «Голоса Америки» на китайском языке, посвященной запланированным сокращениям, один из позвонивших на передачу из провинции Ганьсу предположил, что китайские слушатели были бы рады внести свои средства, чтобы вещание не прекращалось.

По сравнению с США, где китайский государственный телеканал CCTV уже вещает во многих системах кабельного телевидения страны, Пекин мешает работе «Голоса Америки» у себя, позволяет иметь только двух корреспондентов в Пекине и отказывается разрешить открыть бюро службы в Шанхае.

По плану «Голоса Америки», будет убрано вещание на кантонском диалекте китайского полностью, что положит конец созданию программ для более чем 60 миллионов человек, которые говорят на этом языке на юге Китая. Также подпадут под сокращение половина персонала основной китайской редакции. «Голос Америки» говорит, что планирует увеличить присутствие в интернете вместо сегмента радио. Китай также, как известно, является мировым лидером по цензурированию интернета.

Предложенные «Голосом Америки» сокращения происходят в то время, когда Китай осуществляет крупнейшие гонения на критиков режима со времен площади Тяньаньмэнь. Приверженцы жесткого курса отреагировали на антиавторитарные выступления на Ближнем Востоке укреплением брандмауэра «Великой стены» и арестами более чем ста активистов и блогеров.

К его чести, «Голос Америки» — одна из немногих структур американского правительства, которая решилась использовать обходные технологии, которые дают доступ к открытой всемирной паутине в полном объеме. Он вкладывал средства в специальное программное обеспечение, включая Freegate и Ultrareach, и размещает иконки на своих веб-сайтах по всему миру, гласящие «Обойди интернет-блокаду». Это дает людям возможность слушать передачи «Голоса Америки» и также использовать предоставляемые службой соединения для свободной навигации по всемирной паутине.

Дэн Остин (Dan Austin), директор «Голоса Америки», сказал мне на прошлой неделе, что больше миллиона китайцев в месяц используют ссылки «Голоса Америки» на обходное ПО с целью обойти китайский файерволл. Почти два миллиона иранцев тоже используют эти инструменты «Голоса Америки». По некоторым оценкам, даже со скромным дальнейшим финансированием «Голос Америки» может помочь еще пятидесяти миллионам человек по всему миру получить доступ к открытому, полноценному интернету. Американские вещательные компании недавно обратились с заявками к технологическим компаниям на расширение арсенала средств для передачи текстовых сообщений в закрытые страны.

На данный момент «Голос Америки» поддерживает эти обходные инструменты менее чем за два миллиона долларов. Госдепартамент всячески затягивает выделение 30 миллионов долларов, которые уже одобрил конгресс, на обходные инструменты. Отчет Freedom House, представленный на прошлой неделе, под названием «Перепрыгивая через брандмауэр» (Leaping Over the Firewall), представил обзор одиннадцати разных инструментов для обхода заградительных барьеров, а также отчеты пользователей в Иране, Азербайджане, Китае и Мьянме. В отчете отмечается, что одни инструменты более легки в использовании, в то время как другие более защищены, но в целом многие хорошо справляются с задачей борьбы с вводящими цензуру режимами.

Ряд нарушений в приоритетах Госдепартамента имеет причины структурного характера. «Голос Америки» и другие вещательные службы независимо управлялись Информационным агентством Соединенных Штатов (U.S. Information Agency — USIA) с 1950-х годов и до начала 1990-х, когда начало на какое-то время казаться, что после холодной войны эти усилия больше не так важны. USIA было распущено, но дипломаты из Госдепартамента мало заинтересованы в том, чтобы разочаровывать другие страны, защищая вещание или обходные усилия.

Идея для «Голоса Америки», особенно подкрепленная обходными инструментами, сконцентрироваться на интернет-сегменте, имеет определенный смысл, но неверно думать, что новые СМИ полностью заменят то, что было раньше. Сеть важны, но радио остается важной средой в Китае, где большинство жителей до сих пор не имеют доступа к даже подцензурному интернету.

Увольнение журналистов, создающих контент на таких языках как китайский, подрывает усилия как в веб-секторе, так и в области радио. «Китайский народ — наш великий союзник, и свободный поток информации — наше величайшие оружие», — говорит республиканка Дана Рорабахер (Dana Rohrabacher) от Калифорнии. Это простой, но убедительный аргумент в пользу отмены запланированных сокращений в «Голосе Америки» и нового вступления в информационную войну.