Лежащие полицейские на профсоюзном пути

В начале января нашему президенту Дмитрию Медведеву пришлось отменить визит в Израиль, некому было там возиться с гостями. Для нас даже представить трудно — бастовали работники министерства иностранных дел, требовали повышения зарплаты. Вот второй эпизод: россиян, которые собирались прошлым апрелем в Финляндию, заранее предупреждали, что могут возникнуть трудности с поездкой. Готовились к забастовке финские пограничники. Все это обычные житейские дела — добиваясь улучшения условий труда, прибавки к зарплате, в цивилизованном мире бастуют полицейские, пилоты, авиадиспетчеры, железнодорожники и даже, оказывается, дипломаты.

Их коллегам в нашей стране о подобной крамоле запрещено даже думать, многие профессии у нас как бы находятся на военном положение. Да и остальным работникам приходится выбросить из головы мысли о забастовке. Обыкновенного решения профсоюза, как полагается в нормальных странах, для этого мало. По нашим законам нужно собрать конференцию, на которой должно присутствовать не менее половины трудового коллектива, включая начальников и подчиненных, не менее половины из присутствующих должны проголосовать за забастовку. Весь этот корпоратив должен происходить в рамках официального трудового спора. Много вымостили на дороге к забастовке лежащих полицейских, даже самые смелые и решительные профсоюзы не способны преодолеть эти преграды, довести процедуру до конца. Честнее было бы написать на гербовой бумаге, что забастовки у нас запрещены. Не пишут, такой уж стиль нашей официальной жизни — улыбаться в лицо собеседнику и говорить полуправду. На простом языке это называется лицемерием.

Нормальное общество разделено на работодателей, менеджеров, которые имеют право издавать приказы, и наемных работников, специалистов, исполнителей и просто чернорабочих, все они должны подчиняться окрикам начальников. Государство в этой социальной игре является как бы судьей, оно должно наблюдать, чтобы команды не ставили друг другу подножки. Это в идеале, но наши представители власти часто выбегают на поле и начинают забивать голы с подачи работодателей. В Ставропольском крае есть боевой профсоюз дорожников, её председатель Галина Пасечник выступает против разворовывания профсоюзной собственности, против нищенских зарплат, против нарушения прав работников. Такой подход к социальным вопросам надоел дорожному министру края Васильеву, он дал письменное распоряжение руководителям подведомственных предприятий, чтобы те навели порядок в этих общественных организациях. И пошла работа: директора на местах лично провели профсоюзные собрания, переизбрали профкомы, руководство ими поручили своим замам. Потом в обком профсоюза без всяких судебных и прокурорских санкций пришел отряд милиции. Были изъяты документы, составляющие служебную тайну профсоюза, списки членов, а также жесткие диски компьютеров, на которых хранились сведения о деятельности профсоюза. Нарушены ст.ст.5, 7, 10, 24 закона о профсоюзах, ст. 86 Трудового кодекса. Об этих нарушениях сообщила краевая газета. Думаете, милицейские чины бросились исправлять ошибку, извиняться? Дождетесь… Кого им бояться в нашей стране?

Работникам, чтобы выстоять против произвола, не стать бессловесными рабами, необходима солидарность, возможность собраться и выступить в нужную минуту единым фронтом. Если не удается договориться с работодателем в кабинете, профсоюзы могут объявить забастовку. Случается это редко, но хозяева боятся такого поворота событий. Конвейеры останавливаются, предприятие начинает нести экономические убытки, да ещё дурная слава накрывает бизнес. Если забастовку нельзя объявить, последнее слово остается за работодателем, начинаются репрессии против подчиненных, увольнение, штрафы, зарплата по минимуму. Такой беспредел нам хорошо известен, над работодателями, как корона над головой, наша государственная система.

Российская власть под такое молчание ягнят, под бесправие работников, дешевую рабочую силу и получение сверхприбылей для бизнеса заманивает иностранных инвесторов, гости построили уже много автосборочных заводов, а тут появился боевой профсоюз МПРА во главе с Алексеем Этмановым. Всего-то один раз ребята остановили конвейер на автозаводе Форда во Всеволожске, но спасители России под флагом международных брендов забеспокоились, их как бы обманули, не тех рабов подсунули.

Забастовки — не разрушительный процесс, а очистительный, можно сказать, созидательный, это борьба с хищниками в нашей экономике, которых развелось очень много, она заставляет справедливо распределять доходы. К сожалению, у нас все запущено, разворовано, при одинаковом ВВП на душу населения в России и у наших соседей-поляков там средняя зарплата в 2,5 раза выше, чем у нашего работника.

Перед Новым годом коллектив ОАО «РУСАЛ Бокситогорск» в Ленинградской области вместо праздничного гулянья вышел с пикетом на городскую площадь, люди требовали прибавки в зарплате, а работодатель говорил этим демонстрантам, что нет для этого возможности, отказался подписывать коллективный договор с профсоюзом. Откуда взяться возможностям, когда средства предприятий, необходимые для оплаты труда и модернизации производства, выводят за ворота. Недавно тот же «РУСАЛ Бокситогорск», который находится в долгах, как в шелках, выдал заем в 418 миллионов рублей таинственным организациям. Испарились доходы, испарились деньги. Но особенно разоряют выплаты повышенных дивидендов хозяевам. Компания Evraz Group, любимое угодье нашего Абрамовича, в неё входит три предприятия (НТМК, ЗСМК и шахта Распадская), при долге в 54,4 миллиарда рублей, потратила на выплату дивидендов 109,6 миллиарда рублей. Отсюда яхты, дворцы и довольная улыбка олигарха из Лондона. Тем временем рабочие лошадки в шахтерских касках, чтобы накормить семью, получить свои 20-30 тысяч рублей, были вынуждены для выполнения завышенного производственного задания нарушать технику безопасности. Неудивительно, что в Междуреченске произошла страшная катастрофа. Погибли почти сто человек.

Кроме известного теперь профсоюза на заводе Форд во Всеволожске, давно знают у нас авиадиспетчеров, им запрещено бастовать, они, чтобы улучшить условия труда, получить повышение в зарплате, вынуждены были объявить голодовку, остановили полеты по всей стране. Теперь им запретили и голодовки, а генеральный директор госкорпорации Горбенко, не желая подписывать коллективный договор, где говорилось об индексации зарплаты, пытался даже с помощью суда распустить эту организацию. В стране большая инфляция, не очень любят наши работодатели слова «индексация зарплаты». Профсоюз докеров в Туапсе произнес это слово на переговорах с работодателем, представители хозяина с возмущением покинули зал заседания. Профсоюзу пришлось, соблюдая все правила, остановить работы в порту. А после забастовки суд присудил профсоюзному лидеру полтора миллиона штрафа, описали домашнее имущество его семьи.

Есть у нас профсоюзная империя, Федерация независимых профсоюзов (ФНПР), здесь из служебного пользования вообще выброшено слово забастовка, боссы этой организации убеждают, что можно и нужно договариваться с работодателем. Империю за эти слова очень любит наш премьер, часто встречается с её руководителем Михаилом Шмаковым, они долго беседуют о социальном мире в стране. Для поддержания такого мира эти профсоюзы ведут себя очень тихо, порой даже кажется, что они прячутся от народа. Не напрасно, многие в стране пришли к выводу, что у нас вообще нет профсоюзов. Недавно был проведен социологический опрос работающих людей по всем губерниям. 71 процент ответили, что в их организациях нет профсоюзов, 24 процента заявили, что есть, но только 12 процентов опрошенных признались, что они сами являются членами профсоюза. В ответ неверующим ФНПР раскрыла свои карты, объявив, что в её составе 26 миллионов человек (более 95 процентов всех членов профсоюзов в стране), 35 процентов всех работающих.

В больших городах, где есть какой-то выбор работы, работодатель боится потерять специалиста, идет ему и без профсоюзов на небольшие уступки, но в моногородах, медвежьих углах, которых много в нашей стране, жизнь для людей стала подобной жизни в колонии для заключенных.

На самом краю земли, в Архангельской области, стоит поселок Светлый. Живет здесь немногим больше тысячи человек, 240 из них работают на градообразующем предприятии ОАО «Светлозерсклес». Начальник лесопункта Петр Бандура — полный хозяин в этом поместье, наперекор российским пишет свои законы, казнит и милует. На этом предприятии не работа, а сплошной экстрим. На улице в сорокаградусный мороз люди ремонтируют технику. На делянки их возит тесная колымага под названием «ПАЗик». Людей прижимают друг к другу канистры с бензином, фляги с водой, пилы, другое снаряжение. Дорога узкая, разбитая гусеницами, вынырнет лесовоз навстречу — не увернешься, перевернется автобус — все сгорят.

Крановщика Журавлева под страхом увольнения начальник лесопункта заставил везти на портале крана бочки с горючим. Положено, не положено — вези. Другой работы в округе не найти. Бочки по дороге падали, навстречу ехали машины, люди, освобождая дорогу, помогали бедолаге закатывать груз обратно. Если бы хоть одна из бочек упала под колеса встречной машины, страшно сказать о последствиях. Любое несогласие с Бандурой грозит увольнением, переводом на малооплачиваемую работу. Оператор на погрузке Василий Жданов попытался оспорить задание, которое он должен был выполнять с нарушением техники безопасности. Тут же его перевели слесарем с оплатой 6 тысяч рублей в месяц, раньше у него были 24 тысячи рублей. Галина Шейпак, работавшая в охране леспромхоза, написала докладную на незаконный вывоз Бандурой дров со склада. Он пригрозил, что уволит её сына. И уволил.

Можно долго говорить о беспределе в этом леспромхозе, называть фамилии пострадавших, об этом написали уже несколько газет. Работники не выдержали и отправили директору этого ОАО Александру Хибелю письмо с требованием освободить от должности Петра Бандуру, подписалось 146 человек. После этого наш герой совсем потерял контроль над собой, стал разбираться с подписантами; девять человек подали заявление в прокуратуру — Бандура стал угрожать им физической расправой. Председателю профкома Валентине Коваленко начальник лесопункта пообещал, что он с ней разберется, что у него есть знакомые в прокуратуре. Может, и правда есть кто-нибудь за спиной, вспомните станицу Кущевскую.

Директор леспромхоза Александр Хибель в ответе рабочим был агрессивен:

«Если сегодня пойти у коллектива на поводу, завтра на предприятии наступит крах. В нынешнюю зиму все завязано и закручено, и дабы не потерять объемы производства, я не буду ничего менять. Боюсь не выполнить план».

Профсоюз из гнезда ФНПР, работающий в этом лесном ОАО, начал писать письма в различные инстанции, опубликовали статью о конфликте в газете. Но мира и согласия не добились. Люди напуганы. Стоит вернуться к словам директора Хибеля ещё раз: «Дабы не потерять объемы, я не буду ничего менять». Тут бы и объявить забастовку, забегали бы, многое исправили. Хотя и хороший человек председатель профкома в ОАО «Светлозерсклес» Валентина Коваленко, но у неё в святцах ничего про забастовку не написано. Так и будет человек мучить себя и людей.

В стране нарождаются новые свободные профсоюзы, это свежая волна, но им не дают возможности развиваться. Нынешний трудовой кодекс не подпускает их к разработке коллективных договоров. У этих смельчаков много идей, но они пока малочисленны по составу. Остается только воевать за права своих членов в судах. Это, скорее всего, не профсоюзы, а рабочее правозащитное движение. Власть, которая дружит с олигархами, боится этих социальных побегов. Когда свободные профсоюзы решили объединяться, стали мешать этому процессу. Разыграли на деньги свободный профсоюз СОЦПРОФ, обещали организовать фонд помощи новым профсоюзам. Руководителем СОЦПРОФа стал член «Единой России» Сергей Вострецов. Он убеждал, что с помощью правящей партии можно будет разрешать социальные конфликты без забастовок. Подергался немного — ничего не получилось. Многие после этого отошли от него, а сам СОЦПРОФ раскололся, основные силы ушли опять к прежнему руководителю Сергею Храмову.

Разочаровалась в Вострецове и сама власть. Стали создавать новый профсоюзный манекен — Союз Профсоюзов России (СПР). Собрали оргкомитет, подготовили устав, наметили кандидатуры в руководители. В последний момент оказалось, что администрацию президента такая расстановка сил не устраивает, был создан новый оргкомитет, в который не вошли несколько прежних организаторов. На скорую руку провели съезд, руководителем нового профсоюза стали, как представитель власти в Госкорпорации, член «Единой России», депутат Госдумы Анатолий Иванов и железнодорожник Евгений Куликов.

И сразу получили сюрприз. В Омске предпринимателями был проведен круглый стол, на него пригласили Куликова. Результатом стал набросок законодательных предложений: отказаться вообще от профсоюзов, заменить их советами трудовых коллективов. Под любым соусом власть пытается избавиться от профсоюзов.

И все-таки прошлый год порадовал: как ни сопротивлялись правители, объединение свободных профсоюзов состоялось. К мощному профсоюзу моряков, который является основой объединение КТР, присоединилось ВКТ, в котором состоит профсоюз МПРА Этманова и многие другие. Вошли в КТР и авиадиспетчеры. Свободу даже с помощью кремлевских манипуляций трудно закопать, спрятать. Она живет и борется, просто ей нужно немного помогать.