Южный Кавказ для Запада — лаборатория для экспериментов

Интервью с генеральным директором Центра политической конъюнктуры России Сергеем Михеевым

— Господин Михеев, в последнее время много обсуждается послание Дмитрия Медведева по вопросу урегулирования Карабахского конфликта. Президенты Армении и Азербайджана уже официально ответили на послание, но многие эксперты считают, что армянский ответ — отрицательный, поскольку в содержании послания есть предложения, которые сделал Алиев во время казанской встречи. На ваш взгляд, каково содержание послания и какова вероятность, что Армения даст отрицательный ответ?

— Я не знаю точно о содержании письма, поэтому мне трудно его комментировать.

— И как вы считаете, отрицательный ответ Армении насколько может быть самостоятельным, не считаете ли вы, что при таком ответе можно судить о том, что Армения получила гарантии от Запада?

— Не представляю себе, какими могли бы быть эти гарантии. Что конкретно может гарантировать Запад? Что он решит карабахский вопрос в пользу Армении? Сомневаюсь, что у Запада есть такая возможность. Здесь во всем присутствуют известные «качели» — или Армения, или Азербайджан. Даете гарантии Еревану — портите отношения с Баку. Встаете на сторону Баку — портите отношения с Ереваном. Здесь для Запада ситуация ничем не лучше, чем для России или любого другого посредника.

— В последнее время отношения Армении с США стали более интенсивными, уже есть подтверждение, что пройдут армяно-американские военные учения, говорится об углублении отношений с НАТО. На ваш взгляд эти шаги Армении насколько соответствуют армяно-российским отношениям и как относится Россия к этому?

— Естественно, что России не выгодно проникновение НАТО в регион. Ереван, конечно, может играть в эти игры, но практика показывает, что там, где появляется НАТО, обязательно через какое-то время начинается война. Ведь НАТО это военная организация, а не благотворительный детский фонд. Об этом иногда забывают. И НАТО является не просто организацией, а инструментом в реализации крупных геополитических проектов Запада. А эти проекты очень редко учитывают интересы тех стран, где такие проекты разворачиваются. Проще говоря, для НАТО и для Запада в целом это не более, чем лаборатория для экспериментов, а мы все подопытные кролики. В случае с Южным Кавказом это очевидно — нужен доступ к северной границе Ирана, а также военное обеспечение проекта по доставке углеводородов из смежных регионов мира на западные рынки. Вот и все. Страны, которые пускают НАТО к себе, становятся плацдармом для этих планов, а значит, рискуют оказаться на линии огня.

— Отношения России с Азербайджаном во многом экономические и финансовые, с Турцией тоже в последнее время очень интенсивно развиваются такие отношения. С другой стороны, многие западные эксперты не отрицают возможность кратковременной или случайной войны в Нагорном Карабахе. Учитывая интенсивные и выгодные отношения России с Азербайджаном и Турцией, и еще армяно-российские стратегические отношения, в случае возобновления войны какими будут шаги России, что предпочтет Россия — стратегическое партнерство или экономические отношения?

— Россия ни при каких условиях не будет принимать участие в военном конфликте ни на чьей стороне. Россия участвует в переговорах в качестве посредника именно с той целью, чтобы не допустить войны, а не для того, чтобы решить на чьей стороне в такой войне участвовать.

— Еврокомиссар Штефан Фюле заявил, что ЕС может участвовать в карабахском урегулировании своей финансовой поддержкой. Как вы оцениваете претензии ЕС участвовать в этом процессе и нет ли вероятности, что ЕС хочет занять место России?

— Деньги любят все. Если у Европы есть лишние, то, конечно, обязательно найдутся желающие их получить. Но мне не очень ясно, что именно имеется в виду под словами «финансовая поддержка». ЕС собирается подкупить стороны конфликта? Думаю, что на такие взятки у Европы, которая сама переживает кризисные явления, денег нет. Хотя, возможно, у нее вполне хватит денег на подкуп отдельных политиков. Ведь это дешевле, чем подкупать целые страны.