«Аль-Каида» и события в Северной Африке

«Аль-Каида» — вообще, и «Аль-Каида в странах исламского Магриба» /АКМ/ — в частности, дружно приветствовали протестные акции в Тунисе и Египте, приведшие к формальному падению правивших там режимов. В Ливии джихадисты безоговорочно поддержали «мирных» повстанцев. Почему события в странах Северной Африки оказались выгодными для «Аль-Каиды»?

Сразу после начала протестных движений в странах региона западные эксперты предупредили, что джихадисты будут использовать в своих интересах кризисы арабских режимов, хаос, дезорганизацию силовых структур с тем, чтобы получить доступ к оставшимся без охраны складам оружия /так уже получилось в Ливии/, равно как позднее — разочарованность многих людей тем, что протестные движения в итоге только ухудшат социально-экономическую ситуацию в арабских странах. По их мнению, новые режимы, которые сменят правившие ранее диктатуры, не будут делать борьбу с «Аль-Каидой» своим приоритетом.

В этой связи особое внимание следует уделить кризису в Ливии, последствия которого наиболее непредсказуемы, и в котором «Аль-Каида» из противника режима может очень быстро превратиться в его союзника. Как предупредил 11 марта Каддафи, если «Европа будет игнорировать активную роль Ливии в борьбе против незаконной иммиграции, а также ее роль как гаранта стабильности в Северной Африке и на всем континенте, Триполи будет обязан + отказаться от участия в борьбе против терроризма и полностью пересмотреть свою политику по отношению к «Аль-Каиде».

Стоит напомнить, что с одной стороны, у Каддафи и «Аль-Каиды» старые счеты. Исламисты не раз предпринимали попытки дестабилизировать ливийский режим. Последний отвечал жесткими репрессиями. Кстати, именно Триполи подал в международный розыск на Усаму бен Ладена задолго до событий 11 сентября 2001 года в США. С другой стороны, Каддафи, столкнувшись с антиливийской коалицией, первым делом пригрозил выйти из антитеррористического альянса. А это автоматически сделает его потенциальным союзником «Аль-Каиды».

Изначально Каддафи утверждал, что «мирные» повстанцы действуют по инструкциям «агентов «Аль-Каиды». В интервью турецкому телеканалу TRT 9 марта он предупредил, что если «Аль-Каида» захватит его страну, «весь регион от Марокко до Израиля будет охвачен хаосом».

Один из аргументов в пользу правоты Каддафи /в данном вопросе/ — раскрытые его режимом 10 марта факты массовых расправ, учиненных 22 февраля в Эль-Байда «мирными» повстанцами над пленными солдатами ливийской армии. «Только люди, полные ненависти, способные на это. Только «Аль-Каида» и ее люди могут действовать таким образом, представляя солдат как неверных», — утверждал при демонстрации перехваченных фотоснимков, которыми обменивались с помощью мобильных телефонов повстанцы, представитель ливийских властей Муса Ибрагим.

Как считает, например, специалист по радикальным исламистским движениям во французской Высшей школе социальных исследований Доминик Томас, «в Ливии, даже если не учитывать фантазии Каддафи, видящего повсюду агентов «Аль-Каиды», появилось множество ливийских джихадистов, которые вернулись из других стран с тем, чтобы сражаться на стороне повстанцев».

«Любое ослабление служб безопасности способствует активизации деятельности радикальных исламистов, — полагает Томас. — То, что происходит в настоящее время в Египте, Ливии, и еще — больше — в Йемене, способствует укреплению организаций радикальных исламистов, их вооружению и подготовке к будущим атакам». «В Египте тысячи людей вышли из тюрем, в том числе джихадисты с солидным «послужным» списком, — констатировал он. — Эти восстания в арабских странах превратили их в новые плацдармы для радикалов».

Томасу вторит американский частный центр стратегического анализа Stratfor, согласно которому «конфликт в Ливии может представить /ливийским/ джихадистам больше свободы для маневра, нежели то, что они имели в предыдущие годы». «Это повлечет за собой серьезные последствия для всего региона, поскольку исламисты получили доступ к складам с оружием. Расхищение этих складов в Ливии напоминает то, что произошло в Ираке после американского вторжения в 2003г.», — предупреждают американские аналитики.

«Новые режимы будут, без сомнения, более открытыми, у них будет больше свободы слова, собраний, прессы, — считает Майкл Шер, возглавлявший в ЦРУ в период с 1996 по 1999г. подразделение, занимавшееся противодействием «Аль-Каиде». — Все это упростит деятельность исламистских групп, как умеренных, так и радикальных, облегчит им условия для ведения пропаганды».

А ливийских исламистов действительно было и есть множество. Стоит напомнить, что еще в ходе войны в Афганистане «афганские» арабы не образовывали национальных формирований. Исключение было сделано лишь для ливийцев с учетом их многочисленности — свыше 1 тысячи человек, из числа которых была сформирована т.н.Ливийская бригада. После тех событий число ливийских джихадистов никак не уменьшилось.

Что касается «Аль-Каиды», то она еще 24 февраля выступила с заявлением, объявив о своей поддержке участников выступлений в Ливии и пообещав «сделать все возможное для оказания им помощи». Ранее на присутствие в Дерне исламистов, прошедших через фронты джихада в Ираке, Афганистане, Ливане и на палестинских территориях, указывалось, в частности, в одной из телеграмм американского посольства в Триполи в 2008г., содержание которой стало известно благодаря сайту «Викиликс». По данным американских дипломатов, в Дерне они занимались пропагандистской работой среди молодежи.

В другой телеграмме утверждалось, что Дерна была основным поставщиком ливийских джихадистов, воевавших в Ираке. Поэтому представляется неслучайным и очень многозначительным, что «вдруг» появившиеся в Киренаике два «исламских эмирата» возникли именно в Дерне, а также в городе Эль-Байда. Кстати, первый «эмират» возглавил бывший узник Гуантанамо некий Абделькарим аль-Хасади, проведший 5 лет в Афганистане. Там он был арестован американскими войсками в 2002г.

Уже 13 марта Абу Яхья аль-Либи /это — боевой псевдоним ливийца, который считается одним из главных теоретиков «Аль-Каиды»/ призвал своих соотечественников продолжить их выступления «без колебаний и страха с тем, чтобы свергнуть режим Каддафи».

Как признал преподаватель университета в Бенгази Абдуссалям аль-Бадри, «мы /повстанцы/ не ориентируемся на демократию». «В стране могут произойти серьезные события под влиянием экстремистского ислама. Они /джихадисты/ не многочисленны, но лучше организованы, нежели другие группы, действующие в Бенгази и Дерне», — считает он.

Наиболее тревожное сообщение поступило 25 марта. В тот день источники в службах безопасности Мали и Нигера /деятельность АКМ охватывает территории и этих стран/ предупредили, что благодаря деятельности повстанцев в Ливии боевики АКМ получили доступ к тяжелому оружию, что неизбежно негативно скажется на обстановке в регионе.

Как заявил агентству АФП источник в малийских спецслужбах, «мы получили надежную информацию на этот счет». «АКМ использовала ситуацию в Ливии для того, чтобы обзавестись тяжелыми видами вооружений, которые тут же были доставлены в зону Сахеля», — отметил он. «Мы имеем такую же информацию. Среди этих видов вооружений фигурируют, в частности переносные зенитные ракетные комплексы САМ-7, и это вызывает тревогу. Появление этих вооружений в Сахеле представляет реальную опасность для безопасности региона», — подтвердил в Бамако «военный источник» из Нигера.

По его данным, АКМ использует два канала приобретения тяжелых вооружений в Ливии. Во-первых, ее представители договариваются на этот счет с руководством повстанцев. Во-вторых, сами боевики АКМ проникают в Ливию, где примыкают к повстанцам, обзаводятся соответствующими системами оружия, а затем отправляют его в страны Сахеля. «В любом случае появление такого оружия представляет собой опасность для таких стран, как Мали и Нигер», — отметил он. И, как представляется, не только для них. Потенциально появление у АКМ тяжелых систем вооружений опасно прежде всего для Алжира и Марокко, уже столкнувшихся с массовыми — и пока относительно спокойными — протестными движениями. Ведь никто не сможет поручиться за то, что у АКМ, получившей новые виды оружия, не появится соблазна придать этим движениям новое измерение.

На фоне событий в Ливии осталось практически незамеченным то, что АКМ фактически на порядок подняла цену за освобождение заложников — она потребовала 90 млн евро за освобождение четырех французов, похищенных в сентябре 2010г. в Нигере. Пока Франция отвергла это требование.