Праздник имперской России

Польские и российские военные вместе ровным шагом маршируют на масштабном параде в Москве; главы обоих государств мило улыбаются в камеры; простые граждане демонстрируют свое примирение; журналисты восхищаются красивым жестом россиян, которые наконец должным образом оценили вклад поляков в победу над фашизмом: так наверняка будут выглядеть репортажи наших газет и телеканалов о том, что будет происходить 9 мая.

И в этом не было бы ничего плохого, если бы не то, что таким образом из нашего поля зрения пропадает факт, что годовщина победы над фашизмом вписывается в имперскую традицию России, которая имеет мало общего с интересами или, например, памятью поляков. И даже, говоря более резко: в сущности, полностью им противоречит.

Миф Великой Отечественной войны

Годовщина окончания Великой Отечественной войны празднуется в России, как и раньше в Советском Союзе, с небывалым размахом. В этом тоже нет ничего удивительного. Для россиян Великая Отечественная война является частью фундамента их национальной идентичности и национальной гордости (как советской, так и имперской российской). Согласно этому мифу великий российский народ, а, в принципе, великие народы Советского Союза − вместе, в патриотическом порыве победили гитлеровских демонов и подарили свободу порабощенным народам Центральной и Восточной Европы. Сталин (в зависимости от того, с какой позиции это подается) – является в данном мифе либо батюшкой, который привел народ к победе, либо (что также случается) кем-то, несмотря на кого эту победу удалось одержать. Но он всегда остается значимым, так как без него и без его решений (например, о расширении сферы свободы Церкви или о продолжении во время войны имперских российских традиций) не было бы ни великого национального единения, ни патриотического подъема.

Подаваемый таким образом миф Великой Отечественной войны содержит несколько элементов, которые совершенно неприемлемы с польской точки зрения, а в равной мере – с литовской, латышской или эстонской.

Нам сложно согласиться с идеей, что советские солдаты (в независимости от их собственных намерений) принесли нам на штыках свободу, а именно так понимают это россияне. Занятие Польши Красной Армией было не «освобождением», а только сменой оккупанта. А 9 мая, хоть и означало для СССР конец войны, для Польши лишь окончательно положило конец мечтаниям о собственном суверенитете и независимости. Тогда также произошла передача управления нашей страной офицерам и политикам, которые ставили лояльность родине мирового пролетариата выше лояльности собственной отчизне. Таким, как генерал Войцех Ярузельский (Wojciech Jaruzelski), который тоже, нотабене, должен появиться на торжествах.

Даже самые дружественные жесты и слова российских политиков не способны стереть различия в понимании дня 9 мая и Великой Отечественной войны. То, что с Красной площади убрали портреты Сталина, существенно не меняет имперское послание России, согласно которому Польша (так же как Литва или Латвия) должна быть благодарна Советскому Союзу за свободу и независимость. Для поляков такое послание является совершенно неприемлемым, так как оно принижает смысл нашей многолетней борьбы за свободу, а также смертельные жертвы не только офицеров, погибших в Катыни, Харькове, Медном, но и «проклятых солдат» (бойцов антикоммунистического подполья – прим. пер.), которые после «освобождения» продолжали бороться за свободу и независимость.

Не размывать историческую память

Если посмотреть под этим углом зрения на символику 9 мая сложно не задаться вопросом, что будут делать на Красной площади наши солдаты. Праздновать 9 мая? Победу над фашизмом? Великий патриотический порыв россиян (а также белорусов и восточных украинцев)? Конечно, нужно об этом всем помнить, но невозможно забывать и о том, что в этот день также отмечается «освобождение» народов, которое для Польши имело мало общего со свободой. Поэтому мне представляется, что польских военных на Красной площади быть не должно. Хотя бы для того, чтобы не размывать польскую историческую память и не вписывать ее в имперскую историческую политику советской и постсоветской России.