Единая Россия: модернизация при консерватизме

В минувшую субботу, 13 февраля, три политических клуба «Единой России» провели заседание на тему «Нравственная основа модернизации». Хотя само понятие «модернизация» принято относить больше к области высоких технологий, к экономике, государственному строительству, гуманитарии пропагандистского фронта тоже активно ищут сферу приложения усилий. Тем более что «Единой России», провозгласившей на своем последнем съезде своей официальной идеологией консерватизм, надо как-то увязывать его с президентским курсом на модернизацию страны.

В частности, прозвучало предложение строить партийные и идеологические школы и институты. Эту идею высказал, видимо, еще не забывший партшколы КПСС заместитель секретаря президиума генсовета «Единой России» по креативу и взаимодействию с политическими клубами Юрий Шувалов. «Особым пунктом нашей деятельности может стать создание и развитие всевозможных партийных школ, институтов идеологии партии, — сказал он. — Ни для кого не секрет, в стране нет политической альтернативы «Единой России». Альтернатива — хаос и беспорядки в стране. Таким образом, кадровый резерв партии, его профессионализм и компетентность — залог реализации целей, обозначенных президентом страны и премьер-министром», — заявил г-н Шувалов, фактически назвав партию власти единственным возможным проводником модернизации в стране.

Своим видением нравственных задач единороссов в процессе модернизации страны поделился председатель думского комитета по конституционному законодательству и государственному строительству, сопредседатель либерально-консервативного клуба Владимир Плигин. «Главной задачей я вижу создание позитивного государства, которое поддерживает отдельных активных людей. В этом есть нравственность, — сказал депутат. — Государство открывает рамки любому человеку, который хочет реализоваться. При этом мы не должны забывать о некоторых категориях поведения, которые абсолютно безнравственны. Например, теневой бизнес, в отношении которого нужно вводить различные формы государственных репрессий».

Кроме теневых бизнесменов, в число «людей безнравственных» единороссы, естественно, отнесли и представителей оппозиции. «Партии, которые сегодня выступают как соискатели на доверие граждан, должны оценивать свою миссию с точки зрения нравственности. Присутствует ли этот критерий нравственности в деятельности наших оппонентов? Например, у КПРФ, которая предлагает все поделить, отобрать, разрушить», — задала вопрос координатор государственно-патриотического клуба партии, депутат Госдумы Ирина Яровая. И тут же ответила: «Мы видим, что все идеологические и политические тезисы оппозиции, с точки зрения общепризнанных нравственных категорий, настраивают людей на безнравственное поведение, побуждают их к ненависти, злости».

Преимущество консервативной идеологии «Единой России», полагает г-жа Яровая, состоит как раз в том, что она в своей основе имеет высоконравственные ориентиры, которые веками складывались в нашей культуре. «Мы говорим о консервативной модернизации, поскольку модернизация без нравственной основы не может быть созиданием». По мнению г-жи Яровой, необходимо также создавать высоконравственную модель поведения в обществе. Она пожаловалась, что никто не снимает фильмы о мальчике, который стал «абсолютным чемпионом мира по естественным наукам», зато по телевизору показывают безнравственный сериал «Школа».

«Ни политические партии, ни государство — не самые сильные носители нравственности, — открыл глаза коллегам председатель комитета Госдумы по культуре Григорий Ивлиев. — Воздействие на нравственные ориентиры общества достигается другими способами, а именно развитием культуры. Политики обращаются к разуму, культура — к художественности, образности, чувственности».

Депутат Госдумы Андрей Кокошин предложил «заимствовать позитивный опыт развития, в том числе в вопросах нравственной организации» у других стран. По его мнению, в вопросах такого заимствования не стоит ориентироваться на Китай или арабские страны, а лучше взять на вооружение опыт Франции. По мнению г-на Кокошина, заслуживает особого внимания государственная позиция Франции в вопросах защиты национальных каналов, программ, фильмов.