Весенние сводки с фронтов Украины

В воздухе пахнет весной, грязь потихоньку подсыхает, «зеленка» на подходе – работы скоро ощутимо прибавится. Вне зависимости от того, произойдет ли наступление боевиков после Пасхи или нет, локальная война на Востоке будет продолжаться.

Сначала воюешь за абстрактные идеи, потом «за себя и за того парня», потом мстишь за друга Женю, уже через месяц не можешь дождаться окончания ротации, чтобы снова отправиться на фронт. В таких условиях никакие Минские договоры и ОБСЕ не могут удержать стороны от того, чтобы вечером вытащить автоматический гранатомет чуть вперед и не выстрелять пару «улиток» по блоку противника. Или заложить фугас. Или организовать засаду. Это означает, что через неделю таких эпизодов станет больше, а еще спустя месяц командованию за уши придется растаскивать бойцов в самых горячих точках. Это в идеальных условиях, когда перемирие действительно нужно обеим сторонам. Ведь что такое перемирие по своей природе? Неспособность обеих сторон решить поставленные задачи. Не более того. Если нельзя всех убить – нужно договариваться. А когда участники конфликта продолжают выполнять комплекс целей, прикрываясь политикой, получается, как сейчас, – имитация отвода тяжелых вооружений, ежедневные потери и накопление сил на фоне пустой риторики.

Единственное, что стоит точно знать нашим людям в информационном поле, – если опять полыхнет – каждый факт нужно проверять и перепроверять. Ваши мозги станут целью для сотен пропагандистов с обеих сторон и просто упырей, считающих, что они (все такие коварные) ведут информационную войну. Вам расскажут про кольца, про мешки, про Иловайск, про то, как здесь всех бросили, и завтра танки пойдут на Киев.

Тут всё достаточно просто, даже если у вас нет военного образования. «Жеребец, который покроет весь мир», чьей регулярной армии там нет, создал структуру, которая за 8 месяцев поставок сотен танков, тонн снарядов, логистики, прямого вмешательства войск и плотной работы инструкторов со стороны РФ прошла дорогу в 23 километра от Новоазовска до позиций под Мариуполем. Наши блоки возле Станицы до сих пор сохраняют конфигурацию летнего наступления ВСУ. От Металлиста и пригородов Луганска боевики прошли 16 километров и уперлись в речку и линию опорных пунктов.

Ужасное и страшное Дебальцево, место, где лично Моторола окружил всю украинскую армию и нанес эпическое поражение, от которого трясутся социальные сети – расстояние от блоков в Чернухино до линии в поселке Мироновский. 21 километр. Чтобы вы правильно поняли эту цифру – 30 минут езды на машине, темп наступления в районе трех-четырех суток во время общевойскового боя.

Расстояние от руин аэропорта Донецк, гостиницы «Полет» и разрушенной части ПВО до села Пески, вы можете оценить сами, даже без карты. Дистанция визуального контакта. В итоге, кроме громких слов, сотен распиленных баррелей нефти на оплату информационной войны и гигабайтов лжи в сети от людей, пишущих свою фамилию с ошибками, что мы имеем в чистом остатке?

Какие задачи решили сепаратисты вместе с российской гибридной армией? Заняли Дебальцево, разгрузив логистику. Сделали невозможным перспективу уничтожения новообразований в обозримом будущем. Ну что же, поставки танков, боеприпасов, топлива, расходных материалов на миллиарды, плюс постоянный приток «добровольцев» дают возможность наступать на узком фронте и удерживать периметр вокруг Донецка. Всё. Точка. Масштабное противостояние высасывает деньги из российской экономики, словно пылесосом. Они не могут ждать под санкциями и пока еще не готовы прыгнуть. Начни они наступление на Мариуполь завтра, вместо 230 «Хамви», 75 «Саксонов», около сотни бронемашин у пограничников и НГ, включая последнюю поставку «Фордов», сюда прибудет совсем другая помощь. Кстати, незаметно, с шутками прибаутками и озабоченностью, мы гарантированно получим 400 единиц транспорта, а это именно та соломинка, которая переломала спину тяжело вооруженной Ливии в «Войне Тойот». Как оперативно мы сможем оснастить их ПТУР в случае обострения? Да быстрее, чем Губарев скажет: «Геноцид народа Донбасса». Из своего производства, хранения, запасов Восточной Европы или поставок через третьи страны. Почему бы Пакистану не продать нам «Тоу»? Украина не под санкциями, не в «оси зла», сотрудничает с паками в танковой сфере, идеальная страна для продажи вооружения. Сюда даже не нужно ничего поставлять бесплатно – 1000 ПТУР это 30-40 млн. долларов из, например, 1.8 млрд. последнего европейского кредита.

Такие дела, господа. Великий полководец Захарченко вместе с мойщиками машин и бурятами, обещавшими идти прямо на Варшаву через Борисполь, в реальном мире заняли территории на 15-20 километров вглубь страны. И, как и восемь месяцев назад, гибридные части не в состоянии отодвинуть позиции ВСУ от Луганска и Донецка. Регулярная армия усиливается, получая иностранную военную помощь и наращивая внутреннее производство – оно пока еще недостаточно для масштабного перевооружения, но процесс идет. В стране, несмотря на войну и проблемы с финансами, продолжается государственная программа энергосбережения, начиная от счетчиков, заканчивая утеплением домов. Люди, угрожавшие нам отключением газа и заморозкой квартир, предлагают скидку на углеводороды.

О чем я? Не слушайте паникеров.

Мы не упадем, не рухнем, не пойдем на Киев, не замерзнем и не будем скакать как на Майдане. Мы не будем делать ничего из того, что нам пророчат тролли из РФ. Они должны оставаться в своем загоне – в мире, где в футболистов в некогда дружественной Черногории, бросают фаеры, в Москву на парад приезжают племена из Африки, а делегацию в ПАСЕ лишают права голоса. А вы, вместо общения с укушенными телевизором, лучше поиграйте с ребенком, побудьте с близкими и любимыми людьми, помогите армии стать сильнее или реабилитироваться военным. Потому что эта ситуация на Востоке надолго, готовьтесь к длительному забегу, несмотря на все позитивные тенденции.

Война продолжает полыхать по всем направлениям. В секторе «А» идут стычки с группами боевиков, пытающимися нащупать позиции для форсирования рек в регионе. 4 апреля произошла серия столкновений под Крымским. Сепаратисты в районе не применяют артиллерию, но тяжелого пехотного оружия у них в избытке – по позициям ВСУ работали автоматические гранатометы и РПГ.

5 числа под огнем оказались Сокольники – у противника там удобная дислокация для развития атаки, и здесь уже 120 мм минометы в полный рост на протяжении трех последних недель. Минная война в секторе не прекращается, страдают колонны снабжения ВСУ в Станицу – это условный треугольник, далеко выдвинутый вглубь позиций врага, снабжение его не слишком простая задача.

5 числа ДРГ противника возле Счастья нанесла удар ПТУР, в результате которого произошла детонация минного заграждения на ВОП. На месте и в больнице погибло четыре бойца, включая заместителя НГШ бригады. Снайперские перестрелки не прекращаются практически ни на один день, пользуясь молчанием тяжелых систем, стороны продолжают сближаться друг с другом. Счастье, Трехизбенка и Станица – три места, где боевики в перспективе могут перебрасывать тяжелую технику через речное дефиле, и везде сейчас неспокойно.

Движемся дальше. Цепь блоков по дуге до Артемовского направления. Здесь традиционно тихо, есть дни, когда не работает даже «стрелковка». Хотя ДНР/ЛНР перевооружают свои силы, приводя их к форматам общевойсковых бригад, у них та же проблема, что и у Украины – протяженность фронта. Многие позиции с обеих сторон имеют разрывы в линии до пяти километров и во время перемирия небольшие взводные группы на них предпочитают не стрелять.

Следующая точка напряжения – Луганское, то, которое возле «горла» в водохранилище. Там идет борьба за позиции вокруг населенного пункта. Боевики пытаются окопаться и укрепиться поближе к городу, ВСУ ведут рейдовые действия с целью сбить передовые части противника и не дать им организовать ОП. Обстрелы из минометов, прерванные на прошлой неделе, возобновились. В секторе контакты с пехотой сепаратистов почти каждый день. Было зафиксировано три эпизода применения 120 мм минометов, что противоречит Минску, – эти моменты всё чаще отмечает внезапно прозревшая ОБСЕ.

В районе Горловки ставшее уже традиционным противостояние в Майорске. Городок практически обезлюдел, он превратился в предполье сил ВСУ в секторе, возле него уже в километре секреты сил ДНР и «гибридной армии». Здесь на удивление тихо ¬в плане тяжелого вооружения – артиллерия и РСЗО молчат, иногда работают минометы, поддерживая свои пехотные группы. Зато огонь с 300-400 метров из стрелкового вооружения в этой точке не редкость, сепаратисты нащупывают подходы для удобной массированной атаки в случае срыва договоренностей.

Самый ад в районе Донецка – за прошедшую неделю более 40-50% случаев всех обстрелов по фронту здесь. Авдеевка 4-5 апреля находилась под огнем 122 мм артиллерии, прямой наводкой из танков, всю неделю фиксировались обстрелы из ПТУР, гранатометов и минометов. В россыпи поселков и дачных участков вокруг города – Опытном, Песках, Водяном продолжается монотонная боевая работа пехоты и диверсионных групп.

Постепенно накал противостояния смещается с севера на юг, если зимой в сообщениях мелькали условные «верхние» сектора, то сейчас «чемпионом» стал сектор «М». Прямо сейчас, как и всю прошлую неделю в Широкино идут бои.

Мы не будем расписывать диспозицию вокруг поселка в разгар противостояния – даже отрывочные обрывки о подразделениях и точных данных по блокам сейчас ни к чему. Идут бои за высоты, опять участились обстрелы в Гранитном, диверсанты обработали стрелковым блок ВСУ в Бердянском, было две танковых дуэли, подрыв автомобиля снабжения. Этот участок фронта продолжает усиливаться всеми участниками противостояния – и в плане личного состава, и в плане инженерных заграждений.

Потери за неделю по всем силовикам Украины – до десяти человек погибшими (около, потому что противоречивые данные по добровольцам), в пределах полутора десятка человек получили ранения, требовавшие госпитализации.

Что хочется сказать в заключение по потерям. Если смотреть на ситуацию стратегически, Украина потеряла за почти год конфликта безвозвратно личного состава в районе линейной бригады. Я имею ввиду убитыми, пропавшими без вести, инвалидами, неспособными к службе. Еще часть людей остается в плену, неизвестно, будут они служить или нет. Я не циник, не считаю, что «бабы еще нарожают» и мне больно из-за каждой капли крови, пролитой моими боевыми товарищами.

Но мы говорим о стратегии. Украина в 2015 году, планирует нарастить группировку ВСУ до 250 тысяч человек. Еще есть около 40 тысяч пограничников. Национальная гвардия – 50 тысяч человек. Есть сводные отряды МВД – как бы не шутили по поводу милиции в социальных сетях, именно бывший «Беркут» насмерть стоял в Углегорске.

Плюс формируются новые части. Даже не будем о ДУК ПС, службе МЧС, которой можно дать гранатометы, отправив на проблемные блоки, не будем и о перспективах мобилизации. Людей всё еще недостаточно на такой фронт, но тенденции радуют. Если начнется серьёзный замес, эти десятки тысяч солдат не побегут, как не бежали в аэропортах востока, в Дебальцево и Мариуполе – нас придется убивать. В ответ домой в РФ поедут пачки цинков и поток инвалидов, а получат они только руины и ненависть. Если режим Путина хочет продолжать, поднимая ставки, крови нахлебаются все. Но морально бойцы к этому готовы и давно переступили черту.

Нам хочется приезжать домой и видеть на улицах красивых девчонок в мини и детей с шариками, а не руины, нищих и Моторолу. Армия сделает для этого все. Мы удержали фронт, пережили самую тяжелую зиму в истории страны и дожили до весны. Вечная память павшим.