Межнациональные язвы на теле Евросоюза

Последние дни отмечены в брюссельских коридорах Европейского союза завидной политической активностью. Вслед за двухдневным саммитом ЕС в брюссельской столице прошел неформальный форум, организованный Германским фондом Маршалла. Основное место в дискуссиях на нем заняли проблемы глобальной безопасности, а постоянный председатель Европейского совета Херман ван Ромпей ещё раз заявил о неразрывном стратегическом партнерстве ЕС и США, призвал Брюссель и Вашингтон совместно взять на себя лидерство в решении проблем глобальной безопасности. Россия, хотя остаётся ядерной сверхдержавой, из уравнения глобальной безопасности исключается – ей предложено присоединиться к решениям, которые примут Вашингтон и Брюссель. «Полагаю, — сказал ван Ромпей, — что Евросоюзу и США следует совместно найти ответы на прежние и новые формы глобальных угроз и пригласить других присоединиться к нам».

Пока первые лица ЕС с высокой трибуны рисовали перед собравшимися сияющие перспективы евроатлантической солидарности, в кулуарах обсуждали более приземленные вещи. В частности, президенты Сербии и Хорватии Борис Тадич и Иво Йосипович пообещали друг другу взаимную поддержку в деле интеграции своих стран в ЕС. «Если Хорватия будет членом ЕС, это не только ее успех, но и успех Сербии. Это новый дух, европейский дух», — уверен сербский лидер. Однако сегодняшнее состояние дел в Евросоюзе свидетельствует о том, что пресловутый «дух» не только не помогает решать существующие европейские проблемы, но и плодит новые.

Мы имеем в виду не только кризис в Греции, угрожающий опрокинуть единую европейскую валюту. Нынешние проблемы Греции беспрецедентны для Евросоюза эпохи евро. Они потребовали экстренных непопулярных мер, но экономическая стабильность объединённой Европы и устойчивость её денежной системы зависят в первую очередь от политических факторов. А здесь угрожающие симптомы, особенно обострение существующих и потенциальных межнациональных конфликтов, всё заметнее.

В 2004 году в состав Евросоюза вошел Кипр – разделенный остров, где греко-турецкое противостояние имеет сходные черты с сербо-албанским в Косове. В Брюсселе не скрывали надежды, что «общеевропейский дух» поможет решить кипрскую проблему. Однако по горькой иронии судьбы именно ЕС рискует спровоцировать новое обострение обстановки. На днях президент Республики Кипр Димитрис Христофиас подверг линию Евросоюза по Кипру жесткой критике. В частности, его возмутили попытки еврокомиссара Штефана Фюле узаконить прямые торговые отношения между странами-членами ЕС и оккупированной Турцией территорией Северного Кипра.

Речь идёт о не афишируемом намерении Еврокомиссии внести в Европейский парламент законопроект, разрешающий и регулирующий прямую торговлю между ЕС и Турецкой Республикой Северного Кипра (ТРСК). Этот шаг станет беспрецедентным в политике Брюсселя в отношении кипрской проблемы. Ведь до сих пор Евросоюз не признавал существующую на севере Кипра администрацию в лице ТСРК и не поддерживал с ней никаких политических и торгово-экономических отношений. А непростые прямые межобщинные переговоры с целью воссоединения разделенного с 1974 года острова проходили под эгидой ООН.

Инициатива Штефана Фюле, от которой уже поспешили откреститься председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу и другие лидеры Евросоюза, — это не что иное, как зондирование почвы на предмет переноса на Кипр сомнительного косовского опыта ЕС, выстраивающего отношения с Приштиной «через голову» Белграда. Эти попытки могут создать «огромные проблемы для межобщинных переговоров по кипрскому урегулированию», уверен Димитрис Христофиас. Тем более что Штефан Фюле и стоящие за ним влиятельные круги не сочли нужным даже поставить в известность о своих инициативах руководство Кипра как страны-члена Евросоюза.

Есть серьёзные основания утверждать, что еврокомиссар от имени ЕС реализует далеко идущий план и в политике Брюсселя в вопросе кипрского урегулирования готовятся серьезные изменения. Намерение Европейского союза признать ТРСК если не де-юре, то де-факто – это составная часть геополитического «турецкого гамбита» Брюсселя. «Размывание» позиции в поддержку «единого Кипра» — это попытка заручиться поддержкой Турции по более важным вопросам, интересующим Брюссель, – в первую очередь, по транспортировке энергоресурсов. Евросоюз надеется таким образом прочнее пристегнуть к себе Анкару, одновременно воздерживаясь от ее приема в свои ряды.

Не заиграется ли Евросоюз с его межнациональными спорами и геополитическими расчётами? Ведь Кипр и Косово – далеко не единственные очаги конфликтов на теле Европы, здесь вызревают и другие опасные межнациональные язвы. Вступившие в ЕС в 2004 году Венгрия и Словакия принесли с собой в «единую Европу» многовековые территориальные споры. На днях лидер входящей в правительство Словацкой народной партии Ян Слота прямо обвинил Венгрию в «агрессивных территориальных претензиях» к своей стране. «Венгерские политики будет действовать по примеру ситуации с Косово в Сербии. Сначала они провозгласят автономию Южной Словакии, а затем аннексируют эту территорию», — заявил он, добавив, что «венгерская армия уже репетирует переправу через Дунай и готовится к военному вторжению в Словакию». Вполне возможно, что славящийся своими громкими заявлениями пан Слота сгущает краски. Однако уже 11 апреля в Венгрии пройдут парламентские выборы, предвещающие убедительную победу «Фидес — Венгерскому гражданскому союзу» во главе с экс-премьером Виктором Орбаном. Этот политик известен воинственной риторикой по национальным вопросам и лоббированием так называемого «Закона о статусе», предусматривающего финансовую помощью Будапешта трехмиллионной венгерской диаспоре в соседних странах. С его возвращением к власти у Брюсселя станет ещё одной головной болью больше.

В августе 2009 года Словакия уже закрывала двери перед президентом Венгрии Ласло Шойомом, намеревавшимся побывать в городке Комарно на юге страны вблизи границы с Венгрией, где компактно проживают этнические венгры. Целью визита было участие в торжественной церемонии открытия памятника первому венгерскому королю Иштвану I, правившему в начале XI века, считающемуся в венгерской историко-государственной традиции «собирателем венгерских земель» и почитаемому в Будапеште как «Великий» и «Святой». Территория «Короны Святого Иштвана» в средние века простиралась от Адриатики до Буковины и от Вены до Трансильвании. Словацкий президент Иван Гашпарович тогда намекнул, что венгерский президент «с удовольствием ездит по землям бывшего Венгерского королевства», а Ласло Шойом оправдывался намерением совершить «неофициальный визит по приглашению общественной организации». Победа на грядущих выборах в Венгрии энергичного 46-летнего Виктора Орбана переведет словацко-венгерские противоречия в качественно новую плоскость, когда дело не ограничится обсуждением событий тысячелетней давности.

Сумеет ли Европейский союз адекватно реагировать на множащие вызовы в опасной и деликатной сфере межнациональных отношений? Печальный опыт Косова и Кипра, где Брюссель идёт на односторонние действия в угоду своим геополитическим планам, порождают на этот счёт сомнения. А зазвучавшие сравнения Евросоюза с расползающимся по швам лоскутным одеялом выглядят всё актуальнее.